Пилоты АН-2, пропавшего в Бурятии три месяца назад, приходят к своим женам во снах

Зинаида Мациевская: «Молчит, весь избитый, в синяках»

19 октября исполнится ровно три месяца с тех пор, как из села Кырен в Тункинском районе Бурятии вылетел самолет Ан-2 авиакомпании «Феникс» и пропал.

Зинаида Мациевская: «Молчит, весь избитый, в синяках»
На всех фотографиях Виталий Мациевский улыбается.

Мы про этот «кукурузник» писали бессчетное количество раз. И про то, что на борту было шесть человек. И про то, что все — опытные пилоты. И про то, что их ищут десятки людей, вертолеты и беспилотники.

Раз за разом любая новая информация давала надежду, а потом превращалась в соломинку и испарялась. То охотники слышали в лесу стук металла, то был запеленгован телефон пилота, то шаман уверенно называл местом падения местное озеро, то туристы снимали на камеру похожий на наш Ан-2 самолет в районе Шумака. И все время была осечка. И наш Ан-2 (а он, кажется, стал «нашим» для всей Бурятии) снова и снова ускользал.

В конце сентября официальная поисковая операция завершилась безрезультатно. Приказ об окончании поисков подписало руководство федерального агентства воздушного транспорта (Росавиация). Родные пропавших пилотов продолжают поиски самостоятельно и надеются, что один маленький, крохотный, мизерный шанс выжить у этих шестерых все еще есть.

«МК в Бурятии» записал монолог Зинаиды Мациевской, жены командира пропавшего экипажа Виталия Мациевского — про их знакомство, про семейную жизнь, про любовь, про пропажу Ан-2, про веру, надежду и отчаяние, с которыми она теперь живет.

Не хотел быть военным

— Мы оба родились и выросли в Улан-Удэ, Виталик старше меня на пять лет. Он и муж моей сестры — одноклассники. Виталий однажды приехал к нему в гости, а там — я. Так и познакомились. В первую встречу, я помню, мы много смеялись. Он такой интересный, смешной. Мне тогда было 16 лет, маленькая еще. Потом его забрали в армию, служил в Сосновом бору. Я училась в авиационном техникуме по специальности «техник-технолог по машиностроению». А Виталик до армии окончил Бугурусланское летное училище гражданской авиации в Оренбурге. Сначала он поступил в военное училище под Москвой, но в последний момент отказался. Не хотел быть военным.

Через два года мы начали с ним встречаться. Несколько лет прожили у моих родителей на Восточном. Ну, как прожили. Виталий ездил по всей России и искал работу. Он же пилот Ан-2. Вот и хотел устроиться по специальности. В 90-е с этим сложно было. Наконец работа нашлась — на юге России. Он устроился, мы с ним расписались, Илюшка родился (старший сын Мациевских. — Прим. авт.). Виталик полгода отлетал, приехал домой, говорит: «Я не видел сына, как он рос, его первые шаги, первые зубки». И перевез нас поближе к своей работе. 8 августа 2000 года мы оказались на станице Старотитаровская около города Темрюк в Краснодарском крае.

Виталий и Зинаида женаты уже 21 год.

Уже тут у нас родилось еще двое детей — девочка и мальчик. Сейчас я работаю портнихой, обшиваю местных. Людям нравится. Как живется по сравнению с Улан-Удэ? Зарплаты тут такие же маленькие. Но климат другой. Я сама жару не переношу, мне плохо, сижу дома под кондиционером. И зимы, как в Улан-Удэ, нет.

Виталик очень веселый. Он на всех фотографиях улыбается. Добрый, отзывчивый. И, в принципе, немногословный. С него лишнего слова не выдернуть.

Старший сын пилота Илья Мациевский.

В воскресенье проводили, в воскресенье — пропал

— Сначала Виталик работал в Адыгее, потом в Ейске. Шесть лет назад перешел в «Енисей» (позже компанию переименовали в «Феникс»). Виделись мы нечасто. Виталик летал по всей России. Занимался химической обработкой полей, поисково-спасательными работами и другим разным. Много работал. Но мы просто к этому привыкли. Когда идет обработка полей, нет ни выходных, ни праздников. Бывало, что работа выпадала на великие церковные праздники, и то никого не отпускали. Единственное, что могут переждать, когда дождь или ветер. Вот это да. А пока идет опрыскивание, все работают с утра до вечера. Виталик сильно уставал. Бывало, спал по 3-4 часа. Но мыслей бросить компанию не было. У него там вся жизнь. И с другими пилотами дружил. Они там как большая семья были. Он не хотел никуда уходить, его все устраивало.

Муж не раз попадал в аварийные ситуации. Было такое, что и на перепаханное поле садились. Слава богу, тогда все остались живы. Мне никогда сначала ничего не рассказывал, чтобы я не волновалась.

В этом году он уехал из дома 22 февраля, долго был в Якутии. Приехал домой в конце июня. А уже через две недели улетел. В воскресенье мы его проводили, а в следующее воскресенье он пропал.

Когда я узнала, что самолет исчез, у меня истерика началась. Троюродная сестра Виталия написала мне по Ватсапу: «Это, надеюсь, не Виталин самолет». Я читаю новости — пропал Ан-2. Дозвониться до Виталика не могу. Включила телевизор, и там как раз показывают, что вылет был из Кырена. А мне Виталик звонил 19 июля и говорил, что прилетел в Кырен, что все нормально. И что завтра с утра — на работу. И 20-го утром я такие новости слышу. Тон у него нормальный был, все хорошо, как всегда. Точно знаю, что они не собирались никуда лететь вечером. Не знаю, кто их подбил. Это же вечер воскресенья был, навряд ли бы они куда-то что-то… Я больше чем уверена, что там некоторые люди стали ребят подгонять — надо быстрее работать, быстрее. Поэтому, наверное, все так и получилось. А потом — все в кусты. Никто и не виноват.

Там шесть человек было — все они опытные пилоты. У Виталика на месте второго пилота сидел их инструктор, он вообще ас. Он всю жизнь по горам летает. Я уверена, что ребята этот самолет хоть как-то да посадили. Ан-2 — такой самолет, который может планировать. Мы, родственники, уверены, что пилоты где-то так сидят, что их не видно. И сами они выйти не могут. Хотя столько времени прошло… Не знаю… Ну, значит, сидят так, что не могут выйти.

Самолет этот хороший был. Виталий всегда так говорил. Он же на нем сначала в Кырен из Ачинска долетел, а Ачинск — в Красноярском крае. Но любой самолет — это ведь железка. Даже новый может поломаться, там может что-то отказать. Поэтому нельзя говорить, что он был исправен. Вы найдите его сначала, а потом говорите. Идеальных Ан-2 вообще нет, их не выпускают уже очень давно.

Уже ближе эти мысли, что, не дай бог, если его не будет, как вообще жить. От этого совсем плохо. Я даже просто не понимаю.

Весь избитый, в синяках

— Наша младшая дочка — Полина. У них с Виталием такая взаимосвязь! Мы ей долго не рассказывали, что папа пропал. Она только в августе узнала, перед школой, до этого у крестной была. Мы думали, что все-таки Виталия найдут, что все будет хорошо. Потом я ей рассказала, она плакала, конечно. Я говорила ей, что надо думать о хорошем. Будешь думать о хорошем, хорошее обязательно случится. Она теперь мне эти слова повторяет, когда я начинаю плакать.

У Виталия с дочкой — настоящая взаимосвязь.

Я в ясновидящих особо не верю. Но сейчас хочется верить во что угодно, только бы найти ребят. Была один раз у нашей местной, армяночки. Она мне сказала, что все живы. Что обязательно их найдут. После этого Виталик мне снился где-то неделю, каждый день. Он молчал, ничего не говорил. И весь избитый, в синяках. Я спросила у ясновидящей, она сказала, что сон неплохой. Синяки — значит, сила в нем есть. Больше Виталий ни разу мне не снился. А жене еще одного пилота ее муж приснился тоже недавно. И он, и ребята. Все худые и бородатые. Но это и понятно, да? Столько дней вдалеке от людей…

К ясновидящей другой тоже ходили наши недавно. Она тоже сказала, что все ребята живы и их надо искать обязательно. Идет очень сильный импульс, видимо, они просят, чтобы искали.

Ну а вообще, знаете… Уже столько времени прошло. Уже ни шаманы, ни ясновидящие, ни гадалки браться не хотят за это дело. Несколько дней назад мне рассказывали про одну: «Такая сильная женщина!». Я пыталась к ней записаться, она прямо по телефону отказала. Сказала, что уже старая, этим не занимается. Я говорю — может, я вам просто фотографии покажу, вы скажете — живы, нет. А она: «Нет, не могу».  Никто не хочет с нами связываться. Моя кума (она в Москве живет) пыталась выйти на Первый канал, чтобы там рассказали нашу историю. Тоже отказали. Сказали — ничего же не нашли, что рассказывать. В общем, здесь замешаны такие структуры, что никто не хочет туда лезть.

Мы тоже пропали без них

— Нам прислали бумажку, что поиски прекращены. Возобновить могут только, если мы найдем самолет, скажем точные координаты. Идиотизм полный. Значит, охотники могут ходить искать, а специально подготовленные люди почему-то не могут. Я от лица всех родственников хотела бы поблагодарить охотников. Они в который раз идут по нашим маршрутам. Местным жителям — тоже спасибо. Кто шел за грибами-ягодами, тоже искали. Благодарю дельтапланеристов, частных пилотов вертолетов, поисковую команду «Ангел». Столько нам людей помогали!

Все официальные лица нам обещали, что поиски не будут прекращены до того момента, пока что-то не найдут. А теперь все в кусты попрятались. Теперь мы должны найти, им показать и тогда они возобновят поиски. Нам, по сути, сказали — работайте, ищите, где хотите, как найдете — скажете. Мы куда ни писали, все возвращается к тому, что они отписываются, как они хорошо искали, сколько сил был потрачено. Но по факту нас так и оставили самих со своей бедой. Наши ребята объявлены пропавшими без вести. А мы как? Мы тоже пропали без них.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №42 от 14 октября 2020

Заголовок в газете: «Молчит, весь избитый, в синяках»