Осужденные в Бурятии снимают квартиры, ходят в кино и встречаются с близкими

Исправительный центр в Улан-Удэ подводит итоги первых дней работы

У современной системы правосудия России немало видов уголовных наказаний, альтернативных лишению свободы, один из них — принудительные работы. Приговоренные к ним содержатся не в привычных колониях, а в исправительных центрах, либо участках, функционирующих как исправительные центры.

Исправительный центр в Улан-Удэ подводит итоги первых дней работы
Фото: пресс-служба УФСИН РБ.

И если на учете в уголовно-исполнительных инспекциях стоят те, кто преступили закон и не попали за решетку, то здесь — те, кто переведены на более мягкий режим с общего и даже строгого. Самые разные граждане — не алкоголики, хулиганы, тунеядцы, а воры, убийцы и наркоторговцы — получают уникальный шанс вести почти полноценную жизнь. Как это происходит, узнавал корреспондент «МК в Бурятии».

По следам советской «химии»

Согласно законодательству, осужденные, отбывающие свой срок в подобных «местах не столь отдаленных», изолированы от социума не полностью. Они работают на определенных предприятиях (труд-то обязательный, хоть и оплачиваемый) и по разрешению администрации могут посещать обычные магазины, больницы и т.д. вместо тюремных. А если не имеют взысканий — и вовсе покидать казенные стены, чтобы ежегодный отпуск из 18 дней провести с семьей.

Мера довольно молодая (не принимая во внимание так называемую «химию» — стройки народного хозяйства для заключенных Советского Союза). Она внесена в Уголовный кодекс с 2011 года, но опробована на практике лишь с 2017 года — несколько лет потребовалась подготовка. ИЦ впервые появились в Тамбовской и Тюменской областях, Приморском и Ставропольском краях и сегодня имеются у многих регионов.

Наш не исключение. УФИЦ открылся в Улан-Удэ минувшей осенью, был создан по приказу ФСИН России от 27.02.2020 и расположился в микрорайоне Восточный, при колонии-поселении №3. Сюда-то я и направляю стопы вместе с представителями УФСИН по Бурятии.

Внешне картина вроде бы стандартная: тяжелая дверь на замке, колючая проволока над ограждением и за ними длинный коридор. Миновав его, мы оказываемся перед закрытым общежитием. Внутри обстановка совсем иная.

Со всех волостей

— Тут проживают 25 человек, столько же составляет лимит наполнения, достигнутый с 29 сентября по 20 декабря. Женщин нет, только мужчины, — рассказывает начальник отдела контроля за исполнением наказаний без изоляции от общества Наталья Прибыльская. — Из исправительных колоний №№1, 2 и 8 Бурятии, а также пенитенциарных учреждений Забайкальского края, Иркутской и Еврейской автономной областей прибывают на данный участок осужденные, которым лишение свободы заменено принудительными работами по статье 80 УК РФ.

Такая возможность дана не каждому, а лишь тому, кто доказал свое исправление — положительно характеризуется за время отбывания срока, часть которого (от трети до половины) уже за плечами. А еще не допускает нарушения правил распорядка и частично или полностью возместил вред в результате преступления, чья степень исправления играет решающую роль.

Переведенные проходят анкетирование, ставятся на учет и обязательно трудоустраиваются — туда, куда решит силовое ведомство. УФСИН по Бурятии заключило договор с предпринимателем, занимающимся ремонтом дорог и благоустройством территории в рамках муниципального контракта. Два с половиной десятка «исправляемых» выступают разнорабочими от этой организации — занимаются отделкой остановок и помогают при строительстве автотрассы в «сотых» кварталах нашего города. Как отмечает Прибыльская, на перспективу ведут переговоры с разными работодателями региона.

Фото: пресс-служба УФСИН РБ.
Спальная комната на исправительном участке. Фото: пресс-служба УФСИН РБ.
Ванная комната. Фото: пресс-служба УФСИН РБ.
Фото: пресс-служба УФСИН РБ.
В УФИЦ есть современная техника. Фото: пресс-служба УФСИН РБ.

Доверяй, но проверяй

Старший инспектор, врио начальника УФИЦ Пурбо Доржиев подчеркивает: находящиеся здесь придерживаются четкого режима. В 06.00 — подъем, затем — зарядка, завтрак и отправка к рабочему месту на служебном автобусе работодателя. Трудятся по общему графику. С 12.00 до 13.00 — обед. Питаются в производственной столовой — кстати, бесплатной, ну или приносят контейнеры с провизией.

В отношениях с «особенными» работниками руководствуются Трудовым кодексом, как и с остальными. Если на протяжении дня те не выполняют свои обязанности, употребляют спиртные напитки или чего покрепче, то привлекаются к административной ответственности. За дисциплиной следят сотрудники учреждения, коих в штате 8 человек — приезжают и проверяют, есть ли замечания (двух-, трехразовые инспекции — дело привычное). Из заработной платы удерживается от 5 до 20%, за счет чего возмещается причиненный ущерб и пополняется государственная казна.

«Доставка» обратно — тоже транспортом работодателя. После — досмотр на запрещенные предметы. Вечером — ужин, свободное время, подготовка ко сну и в 22.00 — отбой. По выходным с разрешения начальника исправительного участка осужденные выходят за его территорию, например, для покупки еды и вещей. Когда же не располагают личными деньгами, пишут заявление, встают на довольствование при КП-3 и обеспечиваются одеждой и продуктами. По своему усмотрению могут ходить и в кино, и в кафе, и на прогулки. Ограничения тут — исключительно по времени, а оправдание доверия в их же интересах, ибо возвращение в колонию это не призрачный, а реальный риск.

— За три месяца нарушения не зафиксированы, — говорит Доржиев. — Если и по истечении третьего срока принудительных работ проступков нет, то человек вправе проживать в доме или квартире в том муниципальном образовании, где находится УФИЦ. Достаточно предоставить договор об аренде помещения или свидетельство о праве собственности, еженедельно являться на отметку по месту жительства и, конечно, не забывать о работе. Следующая ступень ресоциализации — условно-досрочное освобождение. Примерное поведение, добросовестный труд и положительная характеристика — обязательные условия для этого.

Как дома

Одноэтажное здание участка, функционирующего как исправительный центр. Его перепрофилировали и отремонтировали, вложив федеральные средства, выделенные на реконструкцию и оборудование.

Помещений несколько. Три уютных спальни выполнены в коричневатых тонах, установлены евроокна и жалюзи, а, главное, везде новехонькая мебель. В них у каждого имеется отдельная полка в шкафу, стол, тумба, коврик и кровать, куда прилечь можно не только ночью. Комната для воспитательной работы обставлена современной техникой. К услугам проживающих — радиоприемник и ноутбук с возможным подключением к мировой паутине через модем, плазменный телевизор, игровая приставка предпоследней модели PlayStation-4. Разрешены и сотовые телефоны. В ИК такого увидеть нельзя.

Далее — кухня с холодильником и вытяжкой, микроволновкой и обычными печками для приготовления пищи, столовая для ее приема, раковина для мытья посуды. Наконец, прачечная со стиральной машинкой и сушилкой для белья да две душевых с (иного слова не подобрать) «навороченными» кабинами, бойлерами для кипячения воды и ванночками для мытья ног. Примечательно, что «слепые» зоны не предусмотрены — на потолках по диагонали установлены видеокамеры. «Подопечные» — постоянно под наблюдением дежурных смен. Впрочем, их не смущает сей факт. Преимущества очевидны, а истории и планы — схожи.

***

Впервые осужденный за особо тяжкое преступление Дмитрий вспоминает: когда на середине срока узнал об открытии УФИЦ в Улан-Удэ, подал через администрацию прошение, которое рассмотрел «великий и гуманный» и вынес положительное решение. «Разница очень большая, — делится мужчина. — Стал лучше адаптироваться к труду, чаще бывать в городе и заниматься личными делами, видеться с женой и ребенком. После освобождения планирую вернуться к нормальной жизни, устроиться на работу, воспитывать сына, помогать родителям».

— Все время, пока отбывал наказание, соблюдал режим, работал в промзоне, — говорит второй осужденный. — Суд счел, что более-менее исправился, и определил вот такую меру. Теперь я — ближе к дому, а не как раньше — за две с лишним тысячи километров от него. Тут — меньше месяца. Непривычно, что трудимся на воле, без конвоя. Правда, отдыхать хотелось бы побольше. Что собираюсь делать?  Вернуться в семью, работать… Жизнь покажет.

Как рассказывает третий осужденный из исправительной колонии общего режима:

— Написал заявление, комиссия назначила заседание. Оно прошло успешно, и меня перевели. Устроили на работу. Когда освобожусь, хочу жениться, завести детей. Жить-поживать, добра наживать и преступлений не совершать.

P.S. В обозримом будущем в Улан-Удэ появится новый исправительный центр. Подходящий объект под него уже подобран. Сейчас по этому поводу идут переговоры между ФСИН России и правительством Бурятии.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №1 от 30 декабря 2020

Заголовок в газете: Исправляемому верить

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру