Почему дикий Мамай в Бурятии становится местом несчастных случаев

«МК в Бурятии» разбирался, кто отвечает за несчастные случаи на Мамае

На январских праздниках гора Мамай превратилась в московское метро. Нет, правда. Увидеть девственный снег и понюхать чистый воздух ринулись сотни жителей Бурятии.

«МК в Бурятии» разбирался, кто отвечает за несчастные случаи на Мамае
Игорь и Софья Найдановы часто ходят в походы.

На деле оказалось, что по дороге к вершинам пахнет не хвоей, а бензином от проезжающих снегоходов, а сами снегоходы ездят так быстро, что все пешие туристы бросаются от них врассыпную. Вдобавок при всей «лайтовости» Мамая за первые дни января произошло несколько происшествий с пострадавшими.

Самый громкий инцидент случился с семейной парой Найдановых. Софья и Игорь ехали на перегруженном снегоходе с водителем, который на мосту не справился с управлением. Снегоход в результате упал в реку, Найдановы — вместе с ним. По счастливой случайности они не получили серьезных травм. Но кто несет в таких случаях ответственность? Гиды, организаторы туров, водители снегоходов? Или вообще никто никому не должен? В этом разбирался «МК в Бурятии».

«Гид зарабатывала деньги, ей было не до нас»

— Мы не просили никакой материальной или моральной компенсации, — говорит Софья Найданова. — Если бы гид с нами сразу нормально поговорила и вернула деньги, которые мы заплатили за тур (это всего 6 тысяч рублей), инцидент был бы исчерпан. Мы до сих пор не увидели денег, мы до сих пор не услышали извинений. Нам говорят — все из-за вашей энергетики. А если кто-то другой упадет, промокнет, сломает что-то — значит, виновата его энергетика? Мы решили рассказать об этой ситуации. Теперь уже — дело принципа.

3 января Софья и Игорь отправились на однодневную экскурсию на Мамай. Все путешествие организовала Инга Круглова — известный в Бурятии гид, которая уже много лет возит туристов по популярным природным маршрутам. Найдановых довезли из Улан-Удэ до подножия горы на минивэне и вместе с другими туристами пересадили на снегоход. Уже изначально, как утверждает она, на снегоходе был перегруз — на самой машине разрешается перемещаться водителю и одному пассажиру, в прикрепленных санях — еще четверым. Эта группа поехала всемером, не считая водителя, — он и пара Найдановых на снегоходе, на санях — пятеро. На первом же мосту снегоход занесло, он упал вниз вместе с водителем, Софьей и Игорем. Высота в этом месте составляет примерно 1,5-2 метра. Организатор тура Инга Круглова замыкала всю группу (снегоходов было несколько) и сам инцидент не видела.

Инга Круглова считает, что выполнила все, что должна.

Оба туриста промокли и получили синяки. Игорь попал прямо на булыжники, у него ушиб грудной клетки, было подозрение на перелом ребер. Ребят оперативно с помощью длинного шарфа вытащили очевидцы, отвели в ближайшее зимовье, отогрели и обсушили, их осмотрел врач. Через два часа за пострадавшими приехал другой снегоход (он вез еще пару туристов из этой же группы), их доставили к трассе и отправили на машине обратно в Улан-Удэ.

Сами пострадавшие говорят — дело не в том, что случилось само происшествие. Походы есть походы. Может произойти всякое. И Игорь, и Софья занимались в альпинистском клубе, ходили несколько раз на Мунку-Сардык и на Шумак, которые гораздо серьезнее Мамая в плане экстрима.

— Но я никогда не могла бы предположить, что организатор тура даже не заглянет к нам, не спросит, как наше самочувствие, все ли у нас в порядке, — делится девушка. — Инга просто поехала вместе с остальными туристами дальше. Да, она оставила с нами одного из своих гидов, но он все время молчал. Мы не кричали, не истерили, вели себя спокойно. Уехали в Улан-Удэ, ждали, что Инга сама с нами свяжется, узнает, как мы. Ничего! Сами написали, попросили возврата денег, которые заплатили за тур. Нас уронили в самом начале маршрута, никакого Мамая не увидели. Но Инга подолгу не реагировала, потом странно отвечала про нашу энергетику. Только на третий день я до нее дозвонилась. Она резко ответила нам и просто стала скидывать звонки. Она все время была с туристами, все время зарабатывала деньги. Ей было не до нас.

В разговоре с «МК в Бурятии» Инга Круглова представила свою версию событий. Она подчеркнула, что сделала все, что от нее зависело, и даже больше. Инга обвинила супругов Найдановых, что они «раздули ужас», и отказалась им возвращать деньги.

— Да, туристы упали. Само падение не было таким ужасным. У них нет серьезных травм, были ушибы. Но я подняла на уши весь Мамай. Связалась с доктором, вызвала его. Попросила хозяев зимовья, куда они отправились, максимально внимательно отнестись к туристам. Им было тепло, хорошо, комфортно. Я сняла одного гида с маршрута и посадила с ними: «Сиди с ними, следи за их здоровьем, какие потребности». Я же не сказала: «Бегите и сохните». Ничего срочного не требовалось, никаких вертолетов. Что я могла еще сделать в этой ситуации? В принципе, ничего глобально критичного, смертельного не произошло. Но мне стали писать в духе: «Эй, ты, вернула деньги, иначе мы тебя опозорим!». Я не считаю, что ко мне нужно так относиться. Фактически я исправила и сгладила ситуацию. И такого отношения к себе я тоже не потерплю.

Круглова считает, что в инциденте виноват только водитель, и все претензии пострадавшие должны предъявлять ему.

— Но на самом деле есть такая практика в экстремальных условиях: «Ты здоров, и слава богу!». Кстати, на водителя пришелся основной удар, он пострадал гораздо больше. Ему требовалась первая помощь, а не им. Он действительно промок и ушибся. Но до последнего помогал.

«Шарашкины» конторы никому не подчиняются

«МК в Бурятии» встретился с Виктором Власовым, председателем центра молодежного туризма «Байкал», который является одним из самых известных организаторов пеших и водных походов. За плечами у Виктора — работа горным спасателем, он инструктор по спортивному туризму. Власов был свидетелем массы инцидентов, которая происходила на природе.

По мнению Виктора Власова, в Бурятии появилось много неквалифицированных гидов.

— Происшествие на Мамае — действительно не самое страшное, что могло случиться, — говорит мой собеседник. — Но гид, определенно, повела себя в этой ситуации неправильно. Я даже больше скажу. С моей точки зрения, это вообще не гид. Это просто человек, который собрал группу. Сейчас на Мамае таких очень много. С прошлого лета начался «мамайский» бум якобы турфирм. Человек сходил раз или два, решил, что он все понял, начал собирать группы, возить их и заколачивать деньги. Это абсолютная коммерция. Я однажды водил группу на Мунку-Сардык. Так один из туристов в следующем году стал набирать людей, чтобы вести их туда самому. Когда я это увидел, я ужаснулся. Это же Мунку! И так происходит везде. Не только на Мамае, не только в Бурятии. Такие «шарашкины» конторы появились везде в России. У них нет никакого удостоверения, они никому не подчиняются. Организаторы походов часто не имеют юридических фирм, у них только личные договоренности.

— Виктор, а есть ли среди тех, кто водит группы на Мамай, сертифицированные гиды?

— Почти никого. Получить «корочки» — непросто и небыстро. Надо проходить курсы, подавать заявку в федерацию спортивного туризма Бурятии, там потом согласовывают заявку в российской федерации. Я каждый год трачу на обучение тысяч по 50. И я не могу сказать, что я профи, я все время учусь. Скажу еще, что сертифицированные гиды такими дешевыми коммерческими походами почти не занимаются. У них уже другой уровень, они работают с детьми, со спортсменами. Если и соберут группу, то это будет стоить на порядок дороже, чем у других. Потому что там все будет качественно.

— Пара, которая пострадала на снегоходе, не имела страховки. Молодые люди вообще не подписывали никаких документов. Я так понимаю, такая система действует почти везде?

— Большинство «гидов» не делают никакой страховки. Все работают без них. Хотя страховка на два дня с выплатой в 50 тысяч рублей стоит всего сто рублей. Не так затратно, но надо этим заниматься. А якобы гидам не до этого.

— Как можно было исправить инцидент со снегоходом?

— На самом деле была достаточно простая ситуация — снегоход перевернулся, люди упали. Бывает такое. Но как можно было посадить туристов с перегрузом? Уже вопрос. Неважно, садились они туда сами или не сами. Когда случилось падение, я бы тут же развернул всю группу и отвез всех к трассе. Все-таки человеческие жизни важнее. А если бы у ребят были серьезные травмы? Всем участникам тура я бы вернул деньги и договорился, что свожу группу в другой раз. Все — за мой счет. Да, финансово это бы ударило сильно, но я организатор, я несу ответственность. И пострадавшим бы, конечно, оплатил все мази, все лечение. В общем, максимально бы постарался сделать сказку из того, что случилось.

Любые инциденты исправимы, если у тебя есть знания и опыт. Для меня показательно было то, что гид после этого случая не прекратила набор в новые группы. Она не разобралась с ситуацией и продолжала собирать туристов в другие походы.

Снегоход упал в воду с приличной высоты. Фото: очевидцев.

— Что делать с большим количеством новоявленных гидов в Бурятии?

— Я несколько раз предлагал сделать реестр гидов, который висел бы на сайте республиканского минтуризма. В этом списке можно было увидеть удостоверение каждого проводника и его опыт. В федерации альпинизма такой реестр существует. И если по вине инструктора что-то случилось в горах, у него могут отобрать сертификат, приостановить деятельность. Есть специальная комиссия, которая разбирает все случаи. В альпинизме это было, в туризме — нет. Но, по последним данным, в минтуризма подобный реестр готовится.

Вообще нужна организация, которая бы отслеживала деятельность таких турфирм. Да, после ее появления, после лицензирования услуг цены на маршруты для туристов могут подняться. Но и вырастет качество.

Деятельность экскурсоводов не является лицензируемой

«МК в Бурятии» обратился в минтуризма РБ, чтобы узнать, в каких отношениях находится министерство с «мамайскими» гидами.

— В России в настоящее время деятельность по предоставлению туристских услуг гидами, экскурсоводами не является лицензируемой. В случае, если услуги оказаны ненадлежащего качества, потребитель вправе потребовать возмещения убытков в соответствии с законом «О защите прав потребителей», — ответили нам. — Туристские услуги могут быть сертифицированы в добровольном порядке. В Бурятии прошли сертификацию пять туристских маршрутов. Это «Бурятия — природа и культура», «Легенды Байкала», «Гастрономический тур» (все три маршрута — ООО «Сибирь Тур»), «Тунка заповедная» (ФГБУ «Национальный парк «Тункинский»), «Знакомство с Бурятией в этнокомплексе «Степной кочевник» (ООО «Жассо тур»).

— Министерством туризма Республики Бурятия неоднократно подавались предложения в федеральные органы власти о предоставлении контрольно-надзорных полномочий в сфере туризма субъектам РФ, — подчеркивают чиновники. — Для обеспечения безопасности и создания комфортных условий для увеличения турпотока в активном туризме требуется создание современной инфраструктуры (альпинистские лагеря, оборудованные тропы, переходы через опасные участки и др.), создание системы подготовки инструкторов-проводников. За 2019 год в Бурятии было обучено 29 гидов за счет республиканского бюджета.

Кстати, определение экскурсовода дает федеральный закон «Об основах туристской деятельности в РФ». Там прописано, что экскурсовод — это профессионально подготовленное лицо, осуществляющее деятельность по ознакомлению экскурсантов (туристов) с объектами показа в месте временного пребывания. Этот человек проводит инструктаж по соблюдению мер предосторожности при проведении экскурсии. При заболеваниях или травмах туристов он оказывает первую помощь, организует вызов скорой или спасателей.

На вопрос, что же делать с дешевым коммерческим туризмом, в министерстве нам ответили так:

— В настоящее время подготовлен проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» в целях совершенствования правового регулирования деятельности экскурсоводов (гидов), гидов-переводчиков и инструкторов-проводников». Будут утверждены общие требования об обязанности проведения аттестации, основные критерии аккредитации экскурсоводов, гидов-переводчиков и инструкторов-проводников, требования к их образованию, стажу работы, а также к наличию профессиональных знаний и навыков.

Когда такой закон наконец появится, Бурятия сможет вести реестр аттестованных гидов. Правда, случится это нескоро. Законопроект прошел только первое чтение в Госдуме РФ.

— В настоящее время привлечение к ответственности возможно только через закон «О защите прав потребителей», — признали в министерстве.

Виталий Хонихоев, юрист: «Можно идти в суд»

Виталий Хонихоев.

— Есть такое понятие — «оказание услуг». Если гид оказывает услуги, следовательно, он отвечает за все. Понятно, что водитель снегохода должен следить за техникой безо-пасности. Понятно, что пострадавшие добровольно на снегоход залезли. Но мало ли куда человек захочет залезть добровольно. А если, например, я хочу попасть в клетку к акуле! На то и присутствует гид, чтобы этого не происходило.

Когда организатор говорит, что она «чаем напоила» — это не ее заслуга. Это обязанность. С того момента, как гид берет деньги за проведение этого тура, он должен проследить, чтобы у людей было все нормально и хорошо.

Пострадавшая пара просто просит вернуть деньги, они не говорят про «раздутый ужас». Я считаю, эти люди совершенно правы. Они могут подать в суд и потребовать не только возврата денег за поездку, но и возмещение материального и морального ущерба. Закон «О защите прав потребителей» будет на их стороне. Супруги выиграют дело стопроцентно.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №3 от 13 января 2021

Заголовок в газете: Снежная сказка с оттенком боли