Жители Улан-Удэ получили возможность выбирать способ ухода из жизни

В Улан-Удэ открыли единственный между Новосибирском и Хабаровском крематорий

Открытие общедоступного крематория в Улан-Удэ, хвала «ЕР», поспело до холодов. Попробуй-ка с началом отопительного сезона долбить мерзлую землю глубиной в сажень, отмеренную еще Петром I (2 м 15 см). А четвертая волна коронавируса крепчает день ото дня. Уши вянут — от морозца и тихой паники.

В Улан-Удэ открыли единственный между Новосибирском и Хабаровском крематорий
Первый крематорий построен в границах кладбища «Южное».

«Милости просим»

Нет, это не название еще одной «буузной». Это наименование погребальной конторы мастера Безенчука из классического романа «12 стульев». А так чем не название точки общепита?

1 октября (вот тебе, бабушка, и пожилых день!) в России поставлен абсолютный антирекорд смертности от ковида: за сутки скончалось 887 человек, и через день повторен с превышением. В Бурятии ковид тоже по осени не дремал, унося в сутки 3-5 человек. А летом от заразы за сутки скончался 21 пациент. Не о том ли грезили гробовой мастер Безенчук и конкурирующие с ним «Нимфы»? Всего по итогам 9 месяцев с.г. смертность в Бурятии превысила рождаемость. Хотя за аналогичный период прошлого года в республике родилось более, чем умерло — на 1600 чел.

«В уездном городе N было так много парикмахерских заведений и бюро похоронных процессий, что, казалось, жители города рождаются лишь затем, чтобы побриться, остричься, освежить голову вежеталем и сразу же умереть…». Узнаете суперреспублику «Нью-Васюки»? Тех же «голубых» воришек традиционной ориентации. Наведем резкость: общественный транспорт как спорт, общепит как замес «бууз» с кофе-машиной, номадное скотоводство как контора «Рога и копыта», Байкал как Черное море, лесозаготпункты «Нихао себе!» («гроб одного лесу сколько требует». — Безенчук). А поперек федеральной трассы баннеры: «Пилите, Шура, пилите». Бюджет и гробы. Гробы и грибы. Хотя грибы логичнее косить, что и предлагал населению сенатор-новатор. Тот еще, из местных. Застенчивый такой «голубой» воришка. И ведь пошел в рост.

«Гриб?». «Какой гриб?». «Эпидемия… В Москве гриб свирепствует, что хоронить людей не в чем. Весь материал перевели».

Поясним цитату. «Грибом» персонажи Ильфа-Петрова по своей темноте называли грипп, эпидемию. Ту самую, «испанку», масштабы которой сопоставимы с ковидом. Нынче темнота провинциальная сравнима с мраком. Вот и растут ряды антиковидчиков. Размножаются воздушно-капельно, ну и по старинке. По месту жительства. Наверняка без маски, буквально наплевав на дистанцию в полтора метра. Идиотизм — наш спутник. Двухкомпонентный.

Зато туризм пилим, как сидим. Когда Байкал окончательно сделаем Черным — милости просим. Пить из озера не рекомендуется — «гриб» опять в рост пойдет. Милости просим, но не забывайте, что в гостях. На этом свете.

Группа товарищей

Вклад в сбережение леса и экологии новой структуры неоспорим. Не все же громоздить торговые центры, уродливые памятники и физкультурные гиганты непонятного смысла. Крематорий у кладбища «Южное» — реальный и, увы, единственный пример взаимодействия органов власти и частного бизнеса. Да, пуск его в строй задержала пандемия.

— Кладбища расположены в населенных пунктах, а остатки разложения попадают в грунтовые воды и почву. Не стоит забывать о жертвах коронавируса и других заразных болезней, которые за неимением альтернативы также погребены в земле. Для новых мест захоронения нужна территория, а для этого вырубают леса, — говорит руководитель крематория.

Обещанного три года ждать. Напомним, строительство первого крематория началось в 2019 году. Соответствующее соглашение подписали в 2018-м, полтора года организация проходила экологическую экспертизу и утверждение санитарно-защитной зоны. Затем в 2020-м грянул ковид.

Правда, еще в 2015-м на пресс-конференции зам. руководителя администрации заявлял, что аж с 2005 года инвесторы строительства крематория обивали пороги. И он лично видел некоторые проекты. Последний, по некоторым данным, был представлен весной того 2015 года. «К сожалению, отсутствие на тот момент нормативной базы привело к тому, что инвестор ушел», — заключил чиновник.

Крематорий.
Поминальный зал.

И куда это он ушел? Не распилили ответственность на группу товарищей? Ведь проект, по словам интервьюируемого, «важнейшая государственная и муниципальная задача, и мы ее будем реализовывать в любом случае — будет инвестор или нет».

Кстати, слухи о крематории в Улановке я слышал за полвека до «нулевых», будучи беспартийным корреспондентом газеты «Правда Бурятии». И видел — глаз не оторвать. Клянусь центральной «Правдой»!

Разве «Нимфа» товар дает?

Тихим теплым вечером эпохи развитого социализма самые гладкие ножки столицы БурАССР вышли на вечерний променад по ул. Ленина («Арбат») в невиданных доселе модных туфлях. Даже члены КПСС не могли отвести глаз от рыжих туфель, вернее, от их содержимого в капроне. Кроме того, у туфель имелся средний каблук и неотразимая белая подошва типа «манной каши». Выяснилось, накануне в Улан-Удэнский горпромторг завезли партию дивных туфель импортного производства. И стоили недорого. Дефицит оторвали с руками и каблуками. Одна странность: ходить в обувках было не с ноги, что ли. У них были странные задники — под прямым углом, и после пары свиданий, особенно поцелуев взасос, те отваливались… Ну да, разве «Нимфа» товар дает?

Оказалось, туфли на картонной подошве предназначались для… покойниц. Как попала предсмертная обувь в торговую сеть? Могу предположить. Тогда я работал в отделе советского строительства «ПБ» (т.е. отделе советских органов, ведающих городским хозяйством). Кладбище входило в сферу интересов горисполкома. Незадолго до ажиотажа с ножками… тьфу, с туфлями, в «Правде Бурятии» именно по нашему отделу и была опубликована статья.

И статья о крематории (а «ПБ» — целеуказующий орган обкома КПСС) и спровоцировала закупку торговыми сетями обуви для покойников (хоть в печь, хоть в гроб). Директору горпромторга объявили выговор по партийной линии. Чуть не погорела по работе.

Уже тогда Заудинское кладбище дочерпывало свой ресурс, начиналась закладка новых погребальных площадей на Стеклозаводе. Внештатный автор газеты, ученый, инженер, предложил выход из положения — в трубу. Это был дельный проект городского крематория — первые стены и стропила быстро выросли на центральной аллее Стеклозаводского некрополя. И украшали аж до нового века, пока не почернели. Но потом дело застопорилось. Сказалось отсутствие на тот момент нормативной базы, законных оснований. То бишь начались реформы. Долго еще бабушки, проходя мимо странного уродливого объекта, крестились, другие плевались, а дети жались к бабушкам.

Так что история продвижения Улан-Удэнского крематория насчитывает, пожалуй, полвека. И эти полвека подземные горизонты Селенги травились традиционными захоронениями. Много воды с той поры утекло… И все — прямиком в Байкал.

Лес рубят — шапки летят!

Лес рубят — шапки летят. Перед лицом покойного — шапки долой! Но соберем щепки здравого смысла.

Всего в России 27 крематориев в 23 городах. Улан-Удэ — единственный между Новосибирском и Хабаровском. В здании крематория два прощальных зала, рядом колумбарий, чешские печи и т.д., а люстры в залах прощания излучают неземной свет. Но давайте ближе к грешной земле и презренному металлу — они семье покойного ох как понадобятся. Кремация со ссылкой на союз похоронных организаций и крематориев России обходится в среднем на 40% дешевле, чем захоронения в землю. Ну-ну. Если купить гроб самим, кричат в рупор с кормы, то пассажирам через реку Стикс останется заплатить всего 9180 рублей. Вполне! Почти как в другой жизни, или как в рекламе.

Щепка №1. Но разве конкуренты, «нимфы» всякие, дадут спать вечным сном? Они поясняют, что — внимание! — именно в Улан-Удэ захоронение в землю самое выгодное, чем в кремационно-продвинутых местах. Ближайшие к Улан-Удэ города, где сегодня оказывают услуги кремации, — Новосибирск и Новокузнецк. Самый бюджетный вариант телосжигания здесь — 28 тысяч рублей.

Теперь почувствуйте разницу. В Улан-Удэ привычное погребение в землю обойдется почти в 19 тысяч минимум рублей через специализированную службу — почти даром. В гарантированный перечень бесплатных услуг входят оформление документов, предоставление и доставка гроба, перевозка тела и собственно погребение. Из которых менее пяти тысяч выделяет федеральный бюджет. Остальные деньги падают на долю городского бюджета. В постановлении от 26 декабря 2013 года администрации Улан-Удэ устанавливается стоимость услуг из гарантированного перечня на 2014 год. Согласно документу, специализированная служба тратит на: «предоставление могилы» — почти 6,8 тысячи рублей, «предоставление и доставка гроба и других предметов, необходимых для погребения, от здания специализированной службы к месту выноса умершего» оценивается в 5,6 тысячи, «перевозка тела на кладбище» — в 4,3 тысячи рублей. К тому же на каждого человека, ушедшего в мир иной, из федерального бюджета выделяется почти 4,8 тысячи руб. Эти деньги предназначены исключительно на погребение (не на сжигание) и связанные с этим обязательные мероприятия. Только Москва добавляет чуть больше Улан-Удэ «на погребение» — 16 тысяч на одного умершего. Соразмерные Улан-Удэ города обходятся лишь федеральными выплатами.

Щепка №2. Речь идет о «погребении» — в грешную землю. Которая и так загажена. Время и статус водосборной территории республики срочно требуют исправить в документах «погребение» на «кремацию». А то, как прежде, из-за «отсутствия нормативной базы инвестор» не уйдет, конечно, далеко, но задерет цены. Предпосылки к тому уже есть. Или поступит гибче. Предоставит широкую линейку услуг. «С кистями и глазетом». Например, в Туле кремация без самовара, зато тульский пряник сладок — телосжигание всего за 15 тыс. Дешевле только в мафии. Тульские тарифы от «Простого» до «Премиум» — от 14999 до 49999 руб. В последний входят атлас, бархат, саван, подушки, венки, укладка, доставка, сосновый гроб и прочие безенчуковские «кисти и глазеты». А могут и «по-простому». Картонный гроб, правда, не бросят на полпути, доставят и укладут, куда следует. И скромно вручат тепленькую урну: «Получите, распишитесь».

Щепка №3. При том что смертность в России выросла на 16%, совокупная выручка ритуальных агентств увеличилась всего на 9%, сообщает «Коммерсант». Граждане стараются экономить на дополнительных и мемориальных услугах, особенно в регионах. Эксперт: «Если до 2020 года средний чек при организации похорон в регионах составлял около 50 тыс. руб., то сейчас люди не хотят тратить более 30 тыс. (в Улан-Удэ, думаю, и того меньше. — Авт.)». То есть без оградок, сюжетных памятников и прочих виньеток — до «лучших времен» (после пандемии).

Поэтому я бы просил новую востребованную структуру ООО «Улан-Удэнский крематорий» не стремиться с ходу «отбивать» вложенные средства. Это не акции типа: «Первые 10 дозвонившихся получают 50%-ную скидку!» или «Две кремации по цене одной!». А вот высмеянное классиками предложение мастера Безенчука о похоронах «в кредит», как ни странно, имеет право на жизнь.

Конечно, покойному вроде все равно, но важны каноны. Еще в 90-х я присутствовал на церемонии кремации близкой родственницы в Улан-Баторе. И это была церемония! Близкие и семья прибыли в зал прощания в черных и вечерних костюмах. А также в национальных. Были и дети. Буддийский священник провел службу, под слова молитв звучала тихая музыка. Все фазы кремации анонсировались бегущей строкой… А в соседнем зале по мрамору цокали каблучки. Там проходила церемония по западным канонам. Священник с католическим крестом стоял рядом с семьей покойного. Служащий разливал шампанское, звучала классическая музыка… В обоих случаях это было театрализованное действо. И оно не было дорогим, из среднего разряда. Часть дотировалась из местного бюджета.

Светлая грусть. Вот к чему должны стремиться погребальные менеджеры. Вспомним, термин «груз 200» — воинский (бывало, сам сопровождал). Эти цинковые гробы были призваны скрыть ужасы войны, инфекцию, радиацию… И оставить образ погибшего нетронутым, чистым, светлым. Родные, получив «груз 200», благодарили, говоря, что их родственник вернулся домой… Это чувство удовлетворения и рождает светлую грусть. Или «Грусть 200».

И еще об инфекции, уж коли коснулись. Согласно рекомендациям Роспотребнадзора, людей, умерших от COVID-19, должны хоронить в закрытых гробах. Открывать их во время прощания категорически воспрещается (как и во время кремации). В Москве же кладбища вообще закрыты для посещений. Из-за пандемии пышные процессии запрещены, а в последний путь умершего провожают самые близкие — как на кладбище, так и в поминальном зале крематория. Кроме прочего, во многих городах из-за пандемии внедрена трансляция похорон/кремации онлайн. Соблюсти эти требования, пожалуй, в здании крематория проще. Появление онлайн-трансляций — выход из ситуации, когда люди и родственники из других регионов ограничены в перемещениях по стране и иногда физически не могут попасть на похороны.

Граждане могут выбирать, какой способ Ухода избрать (завещать). Пусть будут оба. Так что основания, что после явления чешских печей гробовых дел безенчуки сыграют в ящики/гробы собственных изделий, беспочвенны — земля у них под ногами есть, но ее, у Байкала, надо беречь. И идти в ногу если не с прогрессом, то с Жизнью.

И в самом деле, разве «Нимфа» товар дает, туды ее в качель?

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №43 от 20 октября 2021

Заголовок в газете: Грусть 200

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру