Деньги на мусор

Утилизация бытовых отходов в Улан-Удэ наткнулась на нехватку места под очередную городскую свалку

29 июля 2015 в 07:05, просмотров: 1496

Самый крупный Улан-Удэнский полигон переполнен пластиковыми и бытовыми отходами, что потребует выделения из бюджета более 60 миллионов рублей на строительство новой свалки.

Деньги на мусор
фото: Дмитрий Родионов

Пока же власти пытаются продлить жизнь старого полигона, уповая на естественную усадку и усушку мусора. Про утилизацию и переработку бытового мусора после 50-миллионной эпопеи с закупкой «инновационных» итальянских мусорных баков городские власти пока предпочитают не вспоминать.

Процесс выработки практически неразлагаемого природой мусора происходит каждый день, когда каждый из нас выбрасывает пластиковый пакет или сломанную китайскую игрушку в мусорное ведро, и тысячами тонн отходы скапливаются в чаше полигона в Тарбагатайском районе. Улан-удэнцы ежемесячно платят за вывоз мусора все увеличивающегося объема отходов его транспортировщикам. В этом или следующем году к этим расходам прибавятся и серьезные траты городского бюджета на обустройство новой свалки. Так что каждый житель столицы фактически заплатит за мусор дважды: сегодня — в виде реальных затрат за вывоз и завтра — в виде налогов.

— Нынешний улан-удэнский полигон используется комбинатом по благоустройству Улан-Удэ (КБУ) с 2009 года и, несмотря на то, что по проекту он был рассчитан на 15 лет, уже переполнен, — отмечает Ольга Коломеец, заместитель руководителя управления Росприроднадзора РБ. — Особенно интенсивно полигон заполнялся последние год-два в связи с физическим ростом объемов мусора и отсутствием его сортировки и переработки.

Горит синим пламенем

Кстати, с полигоном КБУ в Тарбагатайском районе есть еще одна свалка частной компании «Парус», ставшая известной в связи со скандалом в Иволгинском районе, где долгие годы фирма принимала мусор со всего города — рядом с улан-удэнским аэропортом. Что потребовало даже создания специального отдела в аэропорту по борьбе с пернатыми, поскольку птицы, которых привлекает свалка, представляют опасность для самолетов, взлетающих с ВПП.

Для находящихся в Тарбагатайском районе полигонов экологическая проблема также стоит в числе острейших: мусор на свалке периодически горит, выделяя облака ядовитого дыма, насыщенного диоксинами. И если попадание ядовитых вод со свалки в грунт пока спасают мощный слой глины и полиэтиленовое покрытие на дне чаши, то вот продукты горения свалки разносятся на многие километры вокруг, достигая, в том числе, и Улан-Удэ.

Перезагрузка

Складирование и захоронение бытового мусора в чаши полигона — это путь в никуда. Так считает директор ОАО «Республиканский мусороперерабатывающий завод» Николай Зарубин, предприятие которого не так давно перешло на сбор и измельчение автомобильных шин и изготовление резиновой крошки, используемой для строительства беговых дорожек, тротуарной плитки и добавок в асфальтовую смесь.

Однако и здесь экономический кризис внес коррективы — в ближайшие год-два стало не до новых стадионов, что обнулило спрос на переработанную резину. Сегодня завод приостановил работу до лучших времен.

— Пока земли много, мы мало заботимся о том, что мусор необходимо сортировать, заниматься переработкой, а то, что не может поступить во вторичный оборот, нужно сжигать, — отмечает Николай Зарубин. — В мире уже давно отработана практика, когда отходы сжигаются практически полностью с максимальной очисткой выбросов, а получаемое тепло используют для выработки электроэнергии или отопления домов. Рано или поздно государство должно обратить внимание на эту проблему.

фото: Дмитрий Родионов

Медики ошиблись

К сожалению, сегодня государственная программа по утилизации мусора забуксовала, а судьба республиканского мусороперерабатывающего завода висит на волоске.

Дело в том, что два года назад на мусороперерабатывающем заводе была установлена дорогостоящая печь двустадийного высокотемпературного сжигания в реакторе. С одновременной многоуровневой очисткой дымовых газов, что позволяет минимизировать ущерб для экологии. На таких передовых установках сжигается практически все до остатка, без запаха и диоксинов, что особенно важно для сжигания опасных отходов, ежедневно образующихся в медицинских учреждениях республики. Так вот, минздрав РБ определил эту цифру в 150 тонн в день, что стало непоправимой ошибкой.

Под этот объем была закуплена огромная печь мощностью сжигания 200 кг в час. Но никто не подсчитал, что, например, везти с Окинского или Тункинского районов в Улан-Удэ больничный мусор абсолютно бессмысленно с экономической точки зрения. Печка явно была закуплена не по потребности, что привело к колоссальному расходованию дизельного топлива на сжигание меньших объемов мусора.

— В 2013 году на заводе сожгли 53 тонны медицинских отходов и получили убыток в 5 миллионов рублей, после чего прекратили сжигание, — сетует Зарубин.

Напомним, что республиканский мусороперерабатывающий завод на 100% является собственностью республики и финансируется из бюджета. Поэтому проблемы утилизации бьют по бюджету и косвенно по всем нам.

В результате сжиганием мусора занялась одна из коммерческих фирм на допотопной установке, фактически без необходимой очистки дыма от вредных веществ. Так грубейшая ошибка по размеру проекта привела к бесцельному расходованию бюджетных средств и загрязнению воздуха диоксинами.

Директор мусороперерабатывающего завода заверил, что если объединить поток медицинского мусора с Улан-Удэ и близлежащих районов, то образующийся объем в 130 тонн загрузит большую печь и сделает ее работу безубыточной для бюджетной организации. Ошибку пора исправлять — слишком дорого она обходится и для бюджета, и для экологии.

Что делать?

Сегодня никто точно не может сказать, когда городской полигон КБУ в Тарбагатайском районе будет заполнен под завязку. Но счет явно идет не на годы, а на месяцы. Хотя, по словам замруководителя Росприроднадзора Ольги Коломеец, в настоящее время контролирующими органами прорабатывается вопрос об увеличении отгрузки на полигон на 10% больше мусора, чем по проекту. Это связано с естественной усадкой и уплотнением мусора.

Поэтому с прошлого года городские власти ведут трудные переговоры с муниципалитетом Тарбагатайского района о строительстве новой чаши полигона. Ведь, несмотря на бытующее представление, что у нас много земли, в окрестностях города практически не осталось территории, где экономически и экологически целесообразно устроить новый полигон.

Темпы роста объема мусора, который попадает на свалку, ежегодно растут, что связано с увеличивающимся поступлением пластика: одноразовой посуды, упаковки, пластиковых пакетов и пивной тары. При этом каждый житель республики физически может уменьшить вред окружающей среде (а значит, и себе), если откажется от покупки продуктов, упакованных в полистирольные пакеты. Магазины стали применять все больше и больше пластиковой упаковки, без которой можно было бы обойтись, так же, как и от пластиковых одноразовых пакетов. Экологи рекомендуют использовать многоразовые сумки в супермаркетах. А пить жидкости из стеклянной или металлической тары. Медиками доказано, что, выпивая горячий чай из пластикового стаканчика, человек получает серьезную дозу химикатов, которые попадают в жидкость из стенок такой «посуды». То же относится и к воде, газированным напиткам, пиву в пластиковой таре, вредные вещества из стенок которой со временем растворяются в жидкостях.

Безусловно, невозможно полностью обойтись без пластиковой тары, но сократить ее использование и, как следствие, поступление на свалку, может каждый, особенно в условиях, когда власти только разглагольствуют об утилизации мусора, а на деле просто зарывают его в землю.

Тогда и вреда будет меньше, а сэкономленные с годами миллионы на строительство новых полигонов можно будет пустить на другие цели.

Мнение

Менеджер ОО «БРО по Байкалу» Владимир Белоголовов:

Фото: ecodelo.org

«На ряде предприятий российского ВПК и в Европе внедрены плазменные технологии утилизации мусора, когда практически 99% мусора перерабатывается в тепло, а оставшаяся силикатная часть идет на изготовление строительных материалов. Это так называемые наилучшие доступные технологии (НДТ), которые прописаны в новой редакции федерального закона «Об охране окружающей среды» и в отдельных законодательных актах РФ. И в этой связи возникает вопрос к региональной и муниципальной власти республики — почему в Бурятии не создаются никакие условия для внедрения НДТ в сфере утилизации твердо-бытовых отходов?».

Цитата

Вячеслав Наговицын, глава Бурятии:

 

фото: russianstock.ru

«Вы (минприроды РБ. — Ред.) должны разобраться в вопросе, прежде чем давать абсурдные предложения... Выяснилось, что в стране нет положительного опыта (раздельного сбора мусора. — Ред.), за положительный нельзя принять установку единичных модулей для раздельного сбора в районе Москвы, у нас в республике нет ни стекольного производства (при котором имеет смысл собирать бутылки), ни производства компоста. Вы как министерство должны диктовать действия, а не быть статистом, лишь констатировать, что происходит. Скажите, сколько у нас домо-владений и сколько договоров об утилизации мусора, когда закончится это безобразие с несанкционированными свалками?



Партнеры