Протестанты Бурятии: «Мы не секта!»

Миллионер из Сингапура не может развивать бизнес в Бурятии из-за религиозных предрассудков

1 ноября 2017 в 05:03, просмотров: 1506

Одну из протестантских церквей Бурятии, именуемой «Краеугольный камень», объявили сектой. А ее служителей и последователей обвинили в ереси и зомбировании людей. 

Протестанты Бурятии: «Мы не секта!»
фото: facebook.com
Сергей Переславцев.

Между тем в Бурятию собирается прилететь известный миллионер-евангелист из Сингапура. Уже на протяжении 20 лет господин Тионг Хау не может наладить общий язык с бурятскими властями — из-за религиозных предрассудков. О том, что это за церковь «Краеугольный камень» и что ищет сингапурский бизнесмен в республике, мы поговорили с пастором протестантской церкви «Новый Завет», председателем совета протестантских церквей Бурятии Сергеем Переславцевым.

— Сергей, расскажите, что это за церковь такая — «Краеугольный камень».

— Во-первых, стоит сказать, что церковь «Краеугольный камень» это протестантская церковь евангелистов-пятидесятников, и с так называемыми сектами ничего общего не имеет. Люди приходят помолиться богу. Мы с вами должны понимать — чтобы обвинить кого-то в организации секты, нужно быть как минимум экспертом в данной области и знать, какими терминами оперировать в том или ином случае. В той же статье, которая вышла в СМИ, автор собрал все в кучу и выдал на суд публики.

— И в чем же именно ошибся автор статьи?

— Для начала все, что касается зомбирования и влияния на разум человека. Ничего подобного в протестантских церквях нет. Да это и не нужно. Ведь попасть в церковь намного сложнее, чем в секту. Равно как и наоборот: выйти из церкви легче, чем из секты. В первом случае вы сами себя держите, во втором — держат вас. Мы же просто проповедуем слово божье.

— А как же разговоры на непонятных языках, ритуалы, покатывания по полу? Разве это не признак секты?

— Тут стоит понимать, что главное отличие любой церкви в том, что в ней строго сохраняется символ поклонения, а именно Иисус Христос. Будь то католический храм, православная церковь или протестантская община — Иисус Христос останется одним для всех. Когда же мы говорим на непонятных языках  и распеваем песнопения, это просто веками сложившиеся традиции того или иного направления в протестантизме. Никто же не обвиняет буддистов в том, то они читают мантры на языке, который недоступен многим. Вот взять, к примеру, такие известные по России секты, как культ «Бога Абсолюта» и последователей «Бога Кузи» — здесь да, можно утверждать о том, что это деструктивные организации, и они нигде не зарегистрированы, их никак не отследить документально, и они принимают всех желающих. У нас же идет строгий отбор.

— Алкоголиков, наркоманов и тунеядцев? Ведь именно их называют главными жертвами.

— Мы никого не принуждаем, каждый приходит и уходит по собственной воле. Мы можем только направлять. Что до тех категорий людей, которые вы перечислили, могу с уверенностью сказать, что в нашей церкви за два года работы прошло более 250 человек, кто-то из них обзавелся семьями, нашел работу, вернулся к жизни.

— Вас обвиняли в том, что церковь имеет глобальную сеть филиалов по всей России и что у вас в заложниках многие жизни. Что из этого правда?

— В заложниках мы никого не держим. Что касается сети, то она есть, но не такая страшная, как описывается в статье. Все протестантские церкви входят в состав РосХВЕ (Российский объединенный союз христиан веры евангельской (пятидесятников). Именно эта организация и осуществляет контроль над всеми своими подопечными и занимается созданием новых церквей. Организация довольно известная в высших кругах столицы России. Многие чиновники, бизнесмены и даже журналисты тоже являются евангелистами. В этом нет ничего противозаконного.

— А насколько большой этот союз?

— РосХВЕ насчитывает 26 централизованных религиозных организаций (ассоциаций, региональных епархиальных управлений), более 1300 местных религиозных организаций (поместных церквей), зарегистрированных в минюсте РФ.

— Получается, все, даже самые маленькие и отдаленные организации проходят регистрацию в министерстве юстиции?

— Конечно. Так как наши церкви существуют исключительно на добровольные пожертвования, то все входящие и исходящие денежные потоки стоят под отчетом. К тому же мы отчитываемся и перед главой союза, начальствующим епископом евангельской церкви Сергеем Ряховским. Кроме своей службы он занимается еще общественными делами. С 2006 по 2017 год  занимал пост члена Общественной палаты РФ. Не раз встречался с президентом страны Владимиром Пу-тиным, проводил беседы с патриархом православной церкви Кириллом, обсуждая межнациональные и межрелигиозные отношения. Вся система держится на очень строгих правилах и исключает какое-либо самоуправство.

— Говоря о строгих правилах. Какие они?

— Например, в пасторы могут выбрать только состоятельного человека, с семьей, имеющего постоянный заработок, чтобы не было соблазнов воспользоваться теми средствами, которые поступают в доход церкви. А что касается добровольных взносов, то лучше я потрачу, допустим, 10% от своей, скажем, зарплаты на нужды прихожан, чем на сигареты, ночные клубы и алкоголь. Всем прихожанам запрещается употреблять алкоголь, курить, также боремся и с наркоманией, если у людей есть такая зависимость.

— А по каким правилам организуется новая церковь? И почему такие странные названия?

— Во главе каждой церкви стоит пастор, который, находясь до этого саном ниже, проходит специальное обу-чение в институтах организации. После обучения, если у человека появляется желание проповедовать, он может обратиться за разрешением к своему пастору. В том случае, если разрешение дано, кандидатуру оценивает совет пресвитеров и выносит общий вердикт непосредственно главе организации епископу Ряховскому. В обратном порядке осуществляется же и контроль над действиями нового пастора. Сейчас на территории Улан-Удэ работают 24 протестантские церкви. По примерным подсчетам, это чуть больше 2000 человек прихожан. А что касается названий, то это все пошло со времен реформации 1529 года, когда были провозглашены идеи христианского богослова и политика Мартина Лютера о свободных отношениях между верующими и богом. Так что каждый пастор и его община сами выбирают название для своей церкви.

фото: facebook.com
Собрание верующих.

— Говоря о странностях. В этом году к нам вновь собирается прилететь Тионг Хау, миллионер из Сингапура. Уже 20 лет он посещает Бурятию, но так и не находит поддержки со стороны местной администрации. Чего в конечном итоге добивается Тионг Хау и почему, на ваш взгляд, власти ведут себя пассивно в этом вопросе?

— Господин Тионг Хау как и я является евангелистом и служит пасторскую миссию в Сингапуре. У себя на родине он основал международную христианскую миссию. Кроме того, во всем мире он известен как легендарный менеджер и специалист по финансовому планированию. Многие бизнесмены мира своим состоянием обязаны его советам. Здесь, в Бурятии, Тионга Хау каждый год по очереди встречают протестантские церкви столицы, организуют совместные тренинги, лекции, бизнес-проекты и служения. Он не раз помогал нашим братьям начальным капиталом на безвозмездной основе. К сожалению, местные власти против такого сотрудничества, в прошлом году не разрешили даже арендовать зал для проведения встреч.

— С чьей именно стороны вы встретили такое сопротивление?

— Думаю, здесь все дело в личном мнении Михаила Харитонова, занимающего пост председателя комитета по межнациональным отношениям и развитию гражданских инициатив администрации главы Бурятии. Он думает, что все фонды, открываемые верующими, имеют в себе религиозную подоплеку и не могут рассчитывать как на поддержку государства, так и на взаимное сотрудничество. Мы не раз приглашали его на собрание пасторского совета и на другие наши мероприятия с просьбой просто выступить с добрыми словами и поздравить людей с тем же праздником Пасхи, но каждый раз получали отказ.

— И как на это реагирует Тионг Хау?

— Он как человек деловой и прагматичный понимает, что строить бизнес там, где тебе не рады и могут появиться определенные проблемы, лучше не стоит. Но ведь он еще и верующий человек. И как верующий понимает, что вся власть от Бога, и, скорее всего, рассуждает о том, что пока не пришло время для диалога. Думаю, именно поэтому он уже на протяжении 20 лет ездит сюда в надежде, что ситуация поменяется. 

— Если говорить о традициях толерантности, то, как известно, Бурятия в 19 веке была одной из самых многоконфессиональных территорий российской империи. Если я не ошибаюсь, то в Селенгинске английская миссия протестантов просуществовала 23 года. Как это отразилось на нас?

— Английская миссия действительно была и в свое время она дала населению Бурятии очень много. Если почитать историю, то там сказано, что с 1817-1835 гг. миссионерскую деятельность среди бурят осуществляли члены Британского библейского общества Уильям Свен, Эдуард Сталибрас, Роберт Юилль. Супруги Сталибрас и Рамн прибыли в Санкт-Петербург в 1817 году. Император Александр I предоставил миссионерам кредит в 7 тысяч рублей и выделил в Селенгинске участок земли. Кроме того, император также издал указ об открытии миссии. В 1819 году миссионеры по приглашению Хамбо-ламы посетили Тамчинский дацан. Вели активную просветительскую деятельность и даже лечили людей. Юилль открыл в своем доме аптеку, селенгинские называли его Романом Васильевичем.

— А за счет чего они тогда жили? Тоже на добровольные пожертвования?

— Не совсем. Как и сейчас, они работали, создавали свое дело. По примеру местных жителей англичане разводили домашних животных: овец, коров и лошадей, пекли хлеб, делали квас, а также изготовляли собственные свечи. В 1826 году Сара Сталибрас открыла в Селенгинске школу для девочек, в которой преподавалось рукоделие, изучали ремесла, готовились гувернантки. Сам Уильям Свен семьи не имел, поэтому много времени уделял длительным поездкам. Он посетил 18 родов селенгинских и 11 родов хоринских бурят. Роберт Юилль в 1832-м начал строительство отдельного здания для школы.  В «Селенгинской академии для обучения молодежи языческих племен Сибири» обучались три года и проходили такие предметы, как арифметика, геометрия, тригонометрия, алгебра, история, логика. Особое внимание уделялось и языкам: русский, латинский, греческий, английский, древнееврейский, монгольский, тибетский, маньчжурский, бурятский язык и его диалекты.

— Насколько я знаком с историей, у них была попытка крестить бурят по протестантским канонам.

— Да, такое действительно было. В начале 1830 года миссионеры обратились в министерство внутренних дел и святейший синод с просьбой о разрешении им крестить бурят по протестантскому обряду, но получили отказ. Кабинет министров ответил просителям, что бурят, желающих принять крещение, они должны отправлять к православному духовенству, так как это было главным условием пребывания английской миссии в Сибири. По некоторым источникам указано, что им удалось тайно крестить порядка 100 бурят.

— Но ведь после указа Николая I о ликвидации миссии в 1840 году они все приняли православие.

— Это тоже так, но не будем забывать, что школы и академии, построенные англичанами, сохранялись еще долгое время, а их письменные труды по переводу библии на разные языки сохранились в православных церквях, но хранились отдельно.

— С историей более или менее все понятно. Приплывали англичане, вели проповеди. Сейчас происходит примерно то же самое, только в большом масштабе. Так как же разобраться в предлагаемом контенте?

— Верить нужно только в то, что проверено временем, ну и элементарная проверка документов тоже не повредит.






Партнеры