Крутое пике: Жильцов, Думнова, Сангадиев, Бардалеев

К приходу нового министра экономики Бурятии от экономики почти ничего не осталось

28 ноября 2017 в 09:37, просмотров: 9554

В Бурятии завершился конкурс на вакантные места пяти министров, окончательно подведя черту под важнейшим политическим событием уходящего года.

Крутое пике: Жильцов, Думнова, Сангадиев, Бардалеев
Участники заключительного этапа конкурса министров. Фото: пресс-служба привительства РБ.

Кто-то пытается представить все произошедшее как революцию, новые тенденции и возрождение социальных лифтов. Кто-то скептически резюмирует этот конкурс как умело поставленное представление, в результате которого все равно выбрали тех, кого и планировали.

Примечательно, что в представлении почти не участвовали главы сельских ад-министраций (если не считать главу Хоринского района Юрия Ширапдоржиева), депутаты Народного Хурала (если не считать Евгению Лудупову) или отставные чиновники (если не считать Дмитрия Штэпу).

Как бы там ни было, но буквально на днях в Бурятии начинают свою работу министр спорта и молодежной политики Вячеслав Дамдинцурунов, министр туризма Мария Бадмацыренова, министр культуры Соелма Дагаева, министр здравоохранения Дамбинима Самбуев и министр экономики (после утверждения Хуралом) Александр Бардалеев.

Александр Бардалеев. Фото: пресс-служба привительства РБ.

Почему именно эти министерские кресла были отданы на откуп народу? Почему не попали в правительство ни один из соперников Цыденова на минувших выборах, несмотря на то, что оба (Дорош и Багдаев) явно этого желали? Почему именно эти люди прошли в ходе конкурса сложный психологический тренинг «360 градусов», массу тестов, собеседований и трехступенчатый, как утверждают кремлевские аналитики, отбор? Кто эти люди и станут ли они в итоге звеньями одной команды?

Пока вопросов больше, чем ответов, но, не оценив значимость каждого перечисленного министерского кресла и не имея представления в целом о преобразованиях в бурятском правительстве, разобраться в произошедшем невозможно. Начнем с министра экономики.

Министр без экономики

Представлять все произошедшее на площади Советов как новое слово демократии было бы неверно, поскольку все это здесь уже было и даже еще круче.

Если прибывший в Бурятию издалека Алексей Цыденов сменил только половину кабинета министров, то первый пре-зидент Бурятии Леонид Потапов, пришедший к власти в 1994 году в результате ожесточенных выборов, начал с того, что уволил абсолютно всех. Так называемое сагановское правительство подверглось таким гонениям, какие сегодня и не снились. Изгнаны были не только все министры, их замы и начальники отделов. Репрессии дошли до специалистов, после чего началось строительство бурятского правительства с чистого листа.

Поскольку выборы первого пре-зидента проходили в чрезвычайно конкурентной обстановке, вполне логично, что и посты первого правительства, равно как и всех последующих, получили те, кто как-то в этой обстановке отличился. К примеру, пост министра экономики достался директору завода «Теплоприбор» Анатолию Жильцову, видимо, особенным образом проявившему себя на тех выборах. Важно, что достойную конкуренцию Потапову в тот раз составил именно министр экономики Александр Иванов (он прошел во второй тур).

Тогда министерство воспринималось как правопреемник всесильного Госплана, который отвечал в стране за все. Помнится, разгон правительства реформаторов Ельцин начал с того, что со словами «вот кто во всем виноват» всего через год работы уволил министра экономики Андрея Нечаева. В Бурятии же Анатолий Жильцов был не просто министром экономики, но и зампредседателя правительства. По воспоминаниям тогдашнего депутата Народного Хурала Владимира Маркова, при участии именно Анатолия Жильцова тратился тогда так называемый льготный «золотой» кредит, выданный республике на оживление золоторудной промышленности Бурятии.

Однако чем дальше, тем бурятской экономики почему-то становилось все меньше. Все министры после Жильцова, сразу ставшего, кстати, председателем совета директоров «БайкалБанка», были просто министрами экономики. Вслед за Николаем Атановым появилась Татьяна Думнова, чьи результаты 14-летнего пребывания на данном посту до сих пор у большинства вызывают недоумение. Когда на горизонте всплыл проект «Особые экономические зоны» и Потапову потребовалось сделать Думнову еще и вице-премьером, ему пришлось долго убеждать в этом Хурал. Потапов мотивировал тем, что этого хочет чуть ли не сам Греф, поскольку «просто с министром экономики» Думновой в Москве никто не будет даже разговаривать.

Когда в правительстве появился Александр Чепик и начал тянуть одеяло на себя, забрав под свое крыло специально созданное к тому времени министерство промышленности, вотчине Татьяны Думновой и вовсе не осталось ничего другого, как только писать прожекты. И если эффектная дама Думнова умела переключать внимание журналистов на ежедневную смену нарядов-причесок-украшений, то пришедший ей на смену Зандра Сангадиев уже ничем не мог скрыть эфемерности своего кресла и чрезвычайно низкого его аппаратного веса. По большому счету на посту министра экономики Зандра Сангадиев запомнился только тем, что ни с того ни с сего набросился на несчастного Анатолия Думнова и репрессировал его.

Почему Бардалеев

Почему кресла министров транспорта, имущества и образования решено было не трогать, несмотря на то, что Сергею Козлову Цыденов первому влепил выговор? Потому что Козлов сегодня строит в Бурятии дороги на миллиарды рублей и кому как не дорожнику — главе понимать, что смена министра именно в этот момент может разрушить весь этот худо-бедно настроенный процесс. Та же самая ситуация с образованием, имуществом и соцзащитой, но не с экономикой, которая по факту в Бурятии сама собой выродилась.

Несмотря на то, что должность эта все еще продолжает звучать весьма заманчиво и кандидатуру эту все еще по инерции утверждают на сессии Народного Хурала, от министра экономики в республике не зависит абсолютно ничего. Будет ли там сидеть нынешний замминистра Тимур Будаев, вице-президент АО АКБ «Алеф-Банк» Антон Виноградов, начальник контрактной службы БСМП Сергей Васильев, директор операционного офиса местного филиала ПАО «РОСБАНК» Александр Бардалеев или хоть сам председатель комиссии по отбору этих министров Вячеслав Ирильдеев, всю свою сознательную жизнь делающий вид, что занимается экономикой, — ничего ровным счетом не изменится. Назначать сюда Цыденову без опасений можно кого угодно.

В целом можно сказать, что все вновь избранные министры не очень удивили своим назначением. Единственной приятной сенсацией состоявшегося открытого конкурса можно считать гендиректора издательского дома «Информ Полис» Соелму Дагаеву. Почему — читайте в следующем номере.




Партнеры