Эксперты: в семеноводстве и кормопроизводстве Бурятия откатилась на 100 лет назад

В Бурятии урожай зерновых в 2,5 раза меньше, чем получали здешние крестьяне до 1913 года

08.05.2018 в 10:13, просмотров: 687

В канун стартовавшей в республике посевной в правительстве состоялось совещание под председательством главы республики Алексея Цыденова, посвященное перспективам развития растениеводства в Бурятии и текущим проблемам в отрасли.

Эксперты: в семеноводстве и кормопроизводстве Бурятия откатилась на 100 лет назад
фото: russianstock.ru

Минсельхоз отчитался о положении дел в производстве зерновых и кормовых культур, выделяемых субсидиях и прочих мерах государственной поддержки. Однако чем больше говорилось о мерах поддержки, тем сильнее возникало ощущение, что ситуация в нашем сельском хозяйстве становится все хуже. Почему?

Тест на профессионализм

У преподавателей «Основы растениеводства» существует простейший тест для оценивания непрофильных студентов. На столе раскладываются колоски пшеницы, ячменя и овса, которые необходимо назвать. Спутать ячмень и овес в этом тесте допускается, а вот перепутать пшеницу с овсом никак нельзя — зачет не поставят. Реальный случай, произошедший несколько лет назад на полях Джидинского района, в какой-то степени способен объяснить причины происходящего сегодня в сельском хозяйстве.

Тогда в Джиду из республиканского минсельхоза приехал высокий чиновник, с которым сопровождающие пошли по полям. На вопрос гостя: что здесь посеяно, сопровождающие отвечали — пшеница. Проблема состояла в том, что из-за засухи сорняки встали на поле сплошным ковром так, что пшеницы-то как раз видно и не было. Зато среди сорняков хорошо выделялся своими светло-коричневыми колосьями очень похожий на пшеницу лисохвост. Каково же было удивление ветеранов сельхозпроизводства, когда высокий гость, глядя на лисохвост, принялся нахваливать будущий урожай, чем поверг всех присутствующих в страшное замешательство, поскольку сорняки с пшеницей здесь еще никогда не путали. Сказать об ошибке чиновнику никто не посмел, однако происшествие еще долго обсуждалось среди работников сельского хозяйства (и не только Джидинского района) как пример вопиющего непрофессионализма.

Назад, в будущее

На том самом совещании под председательством главы республики Алексея Цыденова, прошедшего в формате мозгового штурма, помимо прочего заявлялось, что без собственных семян, селекционной работы говорить о сельском хозяйстве в республике не приходится. Если здесь не будет качественных семян, не нужны будут техника, мелиорация, удобрения, а рассуждать о каких-то сборах зерновых в нашем климате без собственного семенного фонда вообще бессмысленно. Самый вопиющий факт, характеризующий ситуацию как никакой другой, звучит так — все работающие сегодня сельхозпроизводители Бурятии собирают зерновых в 2,5 раза меньше, чем здешние крестьяне образца 1913 года, имевшие под рукой только плуг и лошадь.

Можно понять, отчего с приходом советской власти темпы сбора зерновых росли, как на дрожжах, стартовав со 100 и достигнув 688 тыс. тонн в год (1913 год — 100 тыс. тонн, 1932 год — 189 тыс. тонн, 1940 год — 295 тыс. тонн, 1975 год — 658 тыс. тонн, 1988 год — 688 тыс. тонн). Республика производила собственные высокоурожайные сорта зерновых, применяла на полях минеральные удобрения, средства для защиты растений, технику, мелиорацию. Однако отчего в прошлом году во всей Бурятии удалось собрать всего 40 тыс. тонн зерновых, то есть в 2,5 раза меньше, чем вырастили здешние крестьяне в 1913 году, — загадка, на которую участники совещания по сути так и не ответили. Почему даже соседний Забайкальский край собирает зерна в 2 раза, а в относительно благоприятные годы — в 5 раз больше нас? Тот же Селенгинский аймак Монголии, откуда всю жизнь с благоговением смотрели на то, что делали в Бурятии, сегодня получает урожай зерновых в разы больше, чем вся наша республика.

фото: russianstock.ru
Министр сельского хозяйства и продовольствия РБ Даба-Жалсан Чирипов.

Что посеешь, то и пожнешь

Уже не секрет, что с некоторого времени республика перестала производить собственные оригинальные семена, которыми многие годы снабжала как свои хозяйства, так и хозяйства соседних регионов и Монголию. Те местные сорта зерновых, которые еще где-то и остались, вот-вот выродятся, потому что многие годы ими никто не занимается, их жизненный лимит исчерпан. Селекция Бурятского НИИСХа, знаменитая на всю Россию своими сортами, почти прекращена, специалисты уволены.

К примеру, на том совещании у главы прозвучал вопрос о катастрофической нехватке семян сельскохозяйственных культур для посева в 2018 году. Получалось, что при потребности в 29,2 тыс. тонн имеются в наличии 14,5 тыс. тонн, то есть не хватает 14,7 тыс. тонн. Вопрос, каким образом это будет восполняться, фактически повис в воздухе. К примеру, в 2015 г. при той же потребности было высеяно 18,9 тыс. тонн, в 2016 г. — 15,3 тыс. тонн, в 2017 г. — 16,3 тыс. тонн, из чего можно сделать вывод, что из года в год Бурятия, имея семян с учетом кондиционности на 50 тыс. га, умудрялась засевать около 130 тыс. га, что, мягко говоря, похоже на введение в заблуждение всех, а в первую очередь минсельхоз России.

Отрасль как клубок проблем

В конце концов участники совещания сошлись на том, что начинать работу по развитию нашего сельского хозяйства необходимо именно с растениеводства. От этого всецело зависит решение такой первостепенной на сегодня проблемы животноводства, как обеспеченность кормами. О каких привесах и надоях может идти речь, если по статистике обеспеченность кормами составляет отчетные 13 ц на условную фуражную голову, что равносильно поддержанию физиологической жизнедеятельности животного? Специалисты не стеснялись в оценках, признавая, что так же, как и в семеноводстве, кормопроизводство республики откатилось на 100 лет назад. Сегодня мы вновь вернулись к тому положению, когда летом животные пасутся на природных лугах, с которых им же на зиму заготавливают сено. Стоит ли удивляться, что поголовье скота в сельхозпредприятиях отдельно взятого региона, когда-то имевшего профиль животноводческого, сократилось в разы. В сельхозорганизациях это падение за последние тридцать лет по КРС составило 7,3 раза, овец и коз — почти 17 раз, свиней — 4,5 раза, лошадей — 5,2 раза, птицы — 13,4 раза.

Свою лепту в происходящее добавила ситуация в Бурятском НИИСХ, где за 5 лет не было создано ни одного сорта сельхозкультур, не произведено ни одной тонны оригинальных семян. Непонятная картина и в БГСХА, где количество обучающихся студентов сократилось в 1,5 раза, а должность и.о. ректора занимает человек, набравший на ученом совете наименьшее количество голосов. Плюс непрофессионализм чиновников, что все вместе позволяет характеризовать положение дел в нашем сельском хозяйстве пока как плачевное.

Владимир Путин, выступая недавно в Краснодаре на совещании с сельхозпроизводителями, констатировал, что наше сельское хозяйство излечилось от «детской болезни левизны», то есть болтовни и трескотни. Относится ли это к Бурятии, станет ясно уже осенью, когда придет пора собирать урожай.