Матвей Гершевич: не только спикер

Обстоятельства появления Матвея Гершевича на посту председателя Народного Хурала до сих пор остаются загадкой

16.10.2013 в 05:18, просмотров: 6660

Политические фигуры такого уровня как председатель Народного Хурала всегда привлекали пристальное внимание общественности, но личность Матвея Гершевича стоит в этом ряду особняком.

Матвей Гершевич: не только спикер
фото: russianstock.ru

Учитывая нынешнее количество разговоров и пересудов в прессе, вызываемые этой фамилией и нестандартной внешностью, можно только позавидовать психологической устойчивости спикера Гершевича, не переставшего публично шутить и в одиночку ходить за покупками на рынок «Заря». Интересно, что, как и в далеком 2007 году, так и в этот раз выборы председателя получились двухступенчатыми, и во втором туре за Гершевича отдали свои голоса точно такое же количество депутатов — 39. При этом язык не поворачивается назвать фигуру спикера Народного Хурала скандальной, неуживчивой или конфликтной. Не получится вот так, с ходу, перечислить и имена его главных недоброжелателей. Их как будто бы нет и никогда не было. Вообще может показаться, что карьера обычного деревенского мальчика из глухого бурятского села без всяких связей и особых талантов складывалась сама собой — планомерно, спокойно и весьма предсказуемо, так, как в жизни не бывает.

Матвей Гершевич и Улюн

Возможно, истоки жизненной стойкости и завидной целеустремленности спикера стоит поискать в природе его происхождения. Как известно, выросший без отца, не взявший ни его имени, ни фамилии (такую еврейскую фамилию в Улюне носили только Гершевичи), мальчик с детства был настроен побеждать, зная, что надеяться ему в этой жизни остается только на себя.

По словам самого Матвея Гершевича, свою первую должность он получил, едва переступив порог школы. Учительница назначила его санитаром — проверять уши и руки одноклассников на чистоту. Если уши были грязными, санитар мог и не пустить ученика в класс. После «санитара» он всегда был на должностях — старостой класса, командиром тимуровского отряда, председателем пионерской дружины, секретарем школьного комитета комсомола. Еще школьником вместе с матерью народным заседателем Марией Матвеевной любил присутствовать на суде в деревенском клубе (суды тогда выезжали на заседания прямо в деревню), где раз и навсегда твердо решил, что выберет самую важную профессию на свете — прокурор, тем более, что в родной Улюнской школе его за глаза так все и звали.

Председатель колхоза обещал сделать его бригадиром тракторной бригады, построить дом, а в будущем передать и свою председательскую должность. Районный военком сулил карьеру в военно — морском флоте. Гершевич хотел работать только в прокуратуре, а учиться только в Свердловском юридическом институте, куда в отличие от других местных кадров действительно поступил с первого раза, поступил сам и почти чудом.

Конкурс на один из самых престижных юридических факультетов страны в том 1964 году был огромный. В тот год в вузы одновременно поступали выпускники 10 и 11 классов. Кроме хороших оценок на экзаменах, от абитуриентов требовался трудовой стаж, которого у школьника просто не могло быть. И, тем не менее, 17 — летний Гершевич, впервые в жизни оказавшийся в большом городе, где у него не было ни знакомых, ни связей, ни даже денег на обратную дорогу, каким –то чудом сумел сдать экзамены на одни пятерки. В тот день, отбивая маме телеграмму («Поступил. Студент»), Матвей Гершевич подвел под своей жизнью итог первой победы.

Матвей Гершевич и прокуратура

То, что стороннему глазу видится простой случайностью, при ближайшем рассмотрении оказывается тщательными детали единого плана. После успешного окончания Свердловского института Гершевич, в отличие от однокурсников, не остался заниматься наукой в аспирантуре, куда его настоятельным образом приглашали, а поехал работать обычным следователем в Кяхту. Он мог бы пойти в милицию и сделать там замечательную карьеру. В то время в милиции, в отличие от прокуратуры, носили погоны и получали хорошую зарплату, но Гершевич почему-то этого не сделал, интуитивно чувствуя, что его судьба лежит в прокурорских коридорах.

Во времена, когда партия управляла всем, работники прокуратуры, они же коммунисты, выполняли немало общественных обязанностей — помогали подшефным организациям, читали лекции на тему правопорядка, занимались депутатскими делами. К примеру, тогдашний прокурор Заиграевского района Александр Муравьев был депутатом райсовета и членом райкома партии. Будущий прокурор Бурятии Александр Покацкий возглавлял министерство юстиции и своим назначением на прокурорский пост обязан, прежде всего, партии. Капитон Будаев попал в зампрокуроры Бурятии с поста инструктора обкома. Гершевич стал в республике первым, кто совершил обратный путь: не из политики в прокуратуру, а из прокуратуры в политику. Правда, и здесь все получилось не так просто, как могло показаться на первый взгляд.

Приступив в 1975 году к обязанностям прокурора Тункинского района, через четыре года он становится начальником отдела общего надзора прокуратуры республики, затем зампрокурора республики — начальником следственного управления, а начиная с 1992 по 2007 год — первым зампрокурора Бурятии. Выросший в бурятском селе, имея в паспорте запись «бурят» и даже неплохо владея бурятским языком, Матвей Гершевич уверенно двигался вперед, прежде всего, как национальный кадр. Находясь в кадровом резерве генпрокуратуры России, трижды сдавал аттестационные экзамены. Будучи первым замом на протяжении долгих пятнадцати лет, шесть лет курируя по долгу службы Народный Хурал, присутствуя на каждом заседании и часто выступая на них, именно он с точки зрения депутатов был кандидатом номер один на должность прокурора Бурятии.

Почему это долгожданное событие не состоялось ни в 1997 году, ни в 2003, ни в 2006, до сих пор остается неким темным пятном в общем-то стройной биографии спикера. На вопрос, что конкретно не устраивало в Гершевиче Генпрокуратуру, наверное, может ответить только он сам. После смерти Покацкого прокурором был назначен переведенный из Биробиджана Павел Макеевский, запомнившийся тем, что Народный Хурал не утвердил его кандидатуру, и целый год Макеевский вынужден был ходить с приставкой и.о. Это было своего рода протестом парламента, где большинство хотело видеть на этом месте именно Гершевича. Только после того, как год спустя сам Гершевич выступил перед депутатами в поддержку Макеевского, последнего утвердили.

В отличие от того же Александра Муравьева, который при новом начальнике вынужден был уйти из прокуратуры в Минюст, а потом вернуться обратно, Гершевич терпеливо «пережил» на своем посту всех, словно зная, что скоро придет и его звездный час. Ради этого часа он отказался от заманчивого предложения стать прокурором благодатной Белгородской области, прекрасно понимая, что если и делать карьеру, то лучше всего у себя на родине.

Матвей Гершевич и большая политика

Именно в 2003 году, когда ставшее вакантным кресло вновь досталось не ему, Гершевич к немалому удивлению прокурорских коллег предпринимает стратегически дальновидный шаг — учреждает именную премию в родной Улюнской школе. Каждый год из собственного кармана он дарит по 5 тысяч рублей тому, кого школьный педсовет назовет лучшим выпускником года. Трудно сказать, насколько повлияла премия Гершевича на судьбы улюнских мальчишек и девчонок, но, безусловно, многим из них этот поступок действительно помог купить нужные вещи, поступить в вуз и просто обрести в себе уверенность.

К примеру, первый получатель премии Гершевича серебряный медалист Улюнской средней школы Василий Тараскин — ныне кандидат химических наук и успешно трудится в БГУ. Выпускник этого года и получатель премии Гершевича Эрдэм Самбаев стал первым в районе 100-балльником по физике, поступил в престижный Новосибирский госуниверситет. По словам директора Улюнской средней школы Станислава Гармаева, ни разу за эти десять лет Матвей Гершевич не отказался от своей премии. Более того, этот шаг послужил примером для остальных известных выпускников школы (того же бывшего председателя Конституционного суда Бурятии Капитона Будаева), которые тоже учредили свои именные премии — теперь уже для лучших выпускников по конкретным предметам. Говорят, в иные годы на выпускном вечере в Улюнской школе вручалось по 13 таких премий.

В 2007 году кандидатура будущего спикера Хурала Матвея Гершевича для многих старожилов парламента оказалась весьма неожиданной. Максимум, что могли прогнозировать ему аналитики — это место председателя комитета по госустройству. К тому моменту, как Матвей Гершевич получил мандат депутата Народного Хурала, по крайней мере, три политические группировки парламента имели четкие виды на престижный пост и не собирались от него так просто отказываться. Намечавшийся конфликт мог сгладить только равноценный, но равноудаленный от всех персонаж, коим, по всей видимости, и стал новый депутат Матвей Гершевич.

Демиург бурятской политики

Рекомендовать Москве новую кандидатуру спикера мог земляк Гершевича Леонид Потапов (оба родились в Баргузинской долине). Знаменательно, что после отставки Потапов не уходит на пенсию, а сразу же уезжает в Москву работать в администрацию президента России, что для всех служит вполне понятным сигналом — Леонид Потапов востребован, он в обойме и на пенсию уходить не собирается. Общеизвестно, что именно Потапов выступал против назначения Гершевича на пост прокурора и публично выразил удивление, когда узнал, что Гершевича рекомендовали на должность спикера.

Тем не менее, почему-то в считанные дни секретарь партии Иван Калашников, кстати, сам в свое время также неожиданно появившийся в этой должности, везет Гершевича в Москву, чтобы представить его политсовету «Единой России», хотя как бывший прокурорский работник Матвей Матвеевич даже не являлся на тот момент членом партии. Доподлинно известно, что многолетний депутат и ректор ВСГУТУ Владимир Сактоев (депутат Народного Хурала аж с 1998 года) летал в Москву почти в то же самое время и почти с той же миссией. Александр Коренев и его сторонники (Анатолий Коренев, Анна Скосырская и другие), наверняка в любой момент готовы были затеять свою игру за главный приз. Хорошо известны амбиции Цыденжапа Батуева, который на тот момент уже побывал в креслах зампредседателя комитета, председателем комитета и публично обещал избирателям, что останавливаться на достигнутом не собирается. Искусство политика состояло в том, чтобы предотвратить возможный раскол в бурятском парламенте и договориться со всеми самым наилучшим образом.

К примеру, Александра Коренева выбрали на должность одного зампредседателя, а Цыденжапа Батуева — на должность второго. Анне Скосырской доверили комитет по госустройству. В этот раз вышеупомянутый комитет был передан Борису Ботоеву, страшно подумать, 24 года руководившему министерством юстиции. Передача состоялась после того, как Ботоев выдвинул свою кандидатуру на пост спикера и тем несколько оттянул голоса, не позволив избрать Матвея Гершевича с первого раза. Примечательно, что во втором туре министр юстиции уже выступил в поддержку Гершевича и призвал голосовать за него. Каким образом поступили с остальными претендентами, известно, также как и то, что кандидатуры Мархаева в 2007 году, как и Базарова в 2013 –ом, были выдвинуты специально для недовольных. Никто их выбирать на главный пост парламента на самом деле не собирался. Фигура спикера уже была определена, сложилась, устоялась, к ней притерлись, подавляющее большинство она устраивала, и фигурой этой на долгие годы стал Матвей Гершевич.

Татьяна НИКИТИНА.

Полный текст размещен на blogtn.ru