Эксперты: плюсы и минусы института сити-менеджера в Улан-Удэ

Александр Барданов: «Никто из сити-менеджеров не стал эффективным»

26.12.2018 в 06:51, просмотров: 1109

Год больших выборов в Народный Хурал и включение Бурятии в состав ДФО как основные политические вехи минувшего года все-таки не идут ни в какое сравнение с решением вернуть в Улан-Удэ прямые выборы мэра. Перед этим историческим событием меркнут все иные, а потому есть смысл подвести некие промежуточные итоги.

Эксперты: плюсы и минусы института сити-менеджера в Улан-Удэ
фото: russianstock.ru
Акция протеста против внесения поправок в устав города, ликвидирующих прямые выборы мэра. 2011 год.

Как известно, ровно шесть лет назад в Улан-Удэ стартовал эксперимент, передавший власть от одного высшего должностного лица сразу нескольким. Тогда председатель горсовета, он же мэр Александр Голков в своем кабинете подписал контракт с первым сити-менеджером, руководителем администрации городского округа Улан-Удэ Евгением Пронькиновым. Сити-менеджеры менялись, депутаты принимали решения, однако восторги от произошедшего очень быстро уступили место разочарованию. Если расценивать все случившееся как эксперимент, который не удался, то почему он не удался? Что было здесь больше — плюсов или минусов? Стало ли в нашем городе меньше коррупции? Если бы председателем горсовета был избран не Александр Голков, все было бы иначе? Мы попросили ответить на эти вопросы людей, знакомых с ситуацией не понаслышке.

Где мало экономики, всегда много политики

Геннадий Доржиев, депутат III, IV, V созывов Улан-Удэнского горсовета, депутат Народного Хурала:

фото: russianstock.ru

— Происходящие в городе перемены по возврату прямых выборов есть потребность общества и тренд, развернувшийся сегодня во многих городах. Если шесть лет назад в стране повсеместно вводилась схема муниципального управления, где власть делилась между председателем горсовета и сити-менеджером, то с 2019 года от сити-менеджера решено отказаться и вернуться к прежней схеме. Мэр, избираемый на прямых выборах, руководит администрацией, а председатель горсовета избирается из числа депутатов.

Какие были плюсы с сити-менеджером? Плюс был в том, что роль горсовета усилилась, исполнительная власть стала более внимательно относиться к вопросам, которые ставили депутаты. Большую роль сыграло то, что немало депутатов в Улан-Удэнском горсовете на тот момент уже работали несколько созывов, имели опыт. Так была создана рабочая группа по исполнению наказов избирателей по развитию детских площадок, внутридворовых территорий, устранению предписаний Роспотребнадзора для объектов системы образования. Депутаты продолжили заниматься развитием отдаленных микрорайонов, очень серьезно пересмотрели, а где-то и оптимизировали бюджеты практически всех (!) структур администрации города и есть много других направлений, в которых депутаты предлагали свое видение. Есть много и других позитивных моментов, когда депутаты, видя реальные проблемы — вопросы, которые ставят наши избиратели, решали их вместе с администрацией.

Но проблема проявилась в том, что при этой системе мэр — сити-менеджер вся ответственность за происходящее легла на администрацию города во главе с сити-менеджером. Потому что город — это, в первую очередь, хозяйственные вопросы, экономика, транспорт, инфраструктура, социальные объекты, а мэр как бы остался от всего этого в стороне. При этом, безусловно, все минусы, происходящие в жизнедеятельности города, относились к зоне ответственности сити-менеджера, а все победы — к заслугам мэра. То есть ответственность мэра фактически размывалась, но при этом свои «95 копеек» он всегда «вставлял». Как известно, по закону равновесия там, где больше решаются вопросы экономики, всегда меньше политики, там, где мало экономики, всегда одна политика.

Сегодня столица Бурятии стоит на пороге больших строительных проектов (детсады, школы, ледовый дворец, мост и многие другие). Все это результат работы главы республики, его активности на федеральном уровне. Не случайно на прошлой неделе при правительстве Республики Бурятия была создана специальная комиссия по разработке комплексного плана социально-экономического развития Улан-Удэ до 2024 года. Безусловно, будущий мэр должен быть в одной команде с республикой и быть в большей мере хозяйственником, а в меньшей — политиком. Думаю, тот путь, который прошел Улан-Удэнский горсовет, нас многому научил.

Никто из сити-менеджеров не стал эффективным

Александр Барданов, депутат III, V созывов Улан-Удэнского горсовета:

фото: russianstock.ru

— Во-первых, хочу извиниться перед жителями города за то, что, на мой взгляд, городская власть работает недостаточно эффективно. Сейчас в городе существует определенный застой. И та система, когда во главе города образовалось определенное двоевластие — мэра и сити-менеджера, конечно, внесла «свой вклад» в такой результат. Для того, чтобы город работал гораздо эффективнее, Алексей Цыденов недавно внес изменение в закон о выборах мэра, и это правильно. Мне есть с чем сравнивать. В 3-м созыве я работал при системе, когда мэра выбирали на прямых выборах, он нес прямую ответственность перед всеми жителями города за большое городское хозяйство. Каждому жителю были видны результаты, положительные или отрицательные, и они точно знали, кого ругать или хвалить.

И, наоборот, как не очень хороший пример работы существующей модели могу вспомнить, когда в 2016 году миллионы городских средств были потрачены на проектно-сметные работы по многим городским социальным объектам к 350-летнему юбилею города, но желаемых федеральных средств город так и не получил. По идее действующая сегодня модель с добавлением должности сити-менеджера должна была привести к отличному менеджменту, к нанятому профессионалу, который бы взял на себя управление исполнительной ветвью власти. Но что хорошо на бумаге, полностью провалилось на практике. Никто из трех побывавших в этом статусе руководителей явно не соответствовал понятиям эффективного менеджера. Почему это происходило, наверное, надо спросить у Александра Голкова. За период работы депутатом я узнал изнутри практически все механизмы работы большого городского хозяйства. Наш комитет по местному самоуправлению, правопорядку и законности детально проработал всю структуру администрации города, выезжал во все структурные подразделения города. Еще больший объем знаний и опыта дало мне руководство муниципальным учреждением «Дирекция по паркам культуры и отдыха». Период создания, активного развития большого паркового хозяйства помог мне получить бесценный опыт, потому что я взаимодействовал практически со всеми подразделениями города. На основе своего опыта и владения ситуацией могу сделать вывод, что модель с сити-менеджером у нас себя дискредитировала. Как с объективной, так и с субъективной стороны, и, наверно, многие жители со мной согласятся.

Наступает 2019 год, год больших возможностей для Улан-Удэ. Республика включена в Дальневосточный федеральный округ, создана республиканская правительственная комиссия по комплексному развитию Улан-Удэ, все мы видим конкретные результаты деятельности главы Бурятии Алексея Цыденова. Что будет с нашим городом после обновления муниципальной власти? В преддверии Нового года давайте все вместе помечтаем и загадаем желания. Они обязательно сбудутся!

Должность мэра никогда не будет прежней

Бато Багдаев, гендиректор газеты «Улан-Удэ — город добрых традиций»:

фото: russianstock.ru

— В 2009 году мы с Надеждой Низовкиной, Татьяной Стецурой и Сергеем Дамбаевым были единственными, кто публично протестовал против отмены всенародных выборов мэра. Тогда во время сессии горсовета по изменению устава города мы приковали себя к дверям мэрии. Но все, что ни происходит, происходит к лучшему. Новая конфигурация власти мэр — сити-менеджер избавила столицу Бурятии от всевластия мэра в тот период, когда Айдаев был триединым в одном лице — глава городского округа, руководитель администрации и председатель горсовета. То есть он сам себе давал задание, сам его выполнял, сам отчитывался, контролировал и оценивал свою работу. Это противоречило принципам разделения власти на нормотворческую, исполнительную и контролирующую. Таким образом была создана благодатная почва для коррупции, которая душила наш город, но состоявшаяся реформа позволила преодолеть эти перекосы. Улан-Удэнский горсовет обрел силу, депутаты оперились, у них проросли у кого зубы, у кого — клыки. Заработала Счетная палата, проверяющая обоснованность расходования бюджета. Да и сити-менеджер стал независимым от политической конъектуры. Айдаевщина, наконец, умерла, и вот в этих условиях в наш город возвращаются прямые выборы мэра. Причем опять без обсуждений, анализа, выяснения причин — просто потому, что кто-то решил, что так будет лучше.

Утешает только, что возрождаемая должность мэра, избранного на прямых выборах, никогда не будет прежней. Хочется надеяться, что созданная за это время система сдержек и противовесов не позволит обратить ресурсы города в сторону достижения личных целей обогащения. Конечно, новый мэр будет работать в сложных условиях, окажется между молотом и наковальней, под жестким контролем и надзором со стороны других органов местного самоуправления. Единственным оружием в этой вечной войне ему будет доверие горожан, которое нужно будет оправдывать. Сложно и запутанно, но так работает демократия.

Из двух зол мы выбираем меньшее

Алексей Карнаухов, общественник координатор НПСР по Бурятии:

фото: facebook.com

— Вспомним, с какой радостью шесть лет назад горожане встречали весть о свержении мэра-коррупционера, реформе, появлении сити-менеджера как эффективного менеджера. Только ленивый не говорил о том, что мы наконец-то победили в Улан-Удэ коррупцию, что новый мэр и сити-менеджер не дадут друг другу нарушать закон, и, в отличие от других российских городов, за все это время в отношении мэра Голкова или его многочисленных сити-менеджеров действительно не было заведено ни одного уголовного дела. Однако вопросов возникало немало. К примеру, как так получилось, что многие муниципальные структуры оказались в руках либо бывших, либо действующих депутатов горсовета. Для Алексея Хандархаева вообще придумали новую высокооплачиваемую должность за бюджетный счет — заместителя мэра. Жаргал Цыбиков ушел работать в «Водоканал», проигравший выборы Алексей Коноваленков — в горлесхоз, а Андрей Сухоруков — в самый большой район города — Октябрьский. Сначала Тигран Оболов возглавил комитет по строительству, попал в коррупционную историю и был уволен, потом туда же пришел бывший депутат Сергей Соколов, также покинувший пост по требованию прокуратуры. Александру Барданову отдали парковое хозяйство города, куда были направлены миллионные подряды и откуда его потом изгнали. Получилось, что если раньше город стонал от одной пары мохнатых рук градоначальника, то с реформой этих рук стало в тридцать раз (по числу депутатов) больше. Переход на прямые выборы — это не вопрос, что лучше, это ситуация, когда из двух зол мы выбираем меньшее, и очень надеемся, что в новом 2019 году городу Улан-Удэ в этом плане повезет.