Как Роспотребнадзор по Бурятии не предотвратил вспышку коронавируса в горбольнице № 4

Сотрудник надзорного ведомства «скинул» свои обязанности на главврача медучреждения

В условиях, когда республика готова окончательно снять ограничительные меры, превратиться в туристическую Мекку и вернуть жизнь в привычное русло, COVID-19 вновь напомнил о себе.

Сотрудник надзорного ведомства «скинул» свои обязанности на главврача медучреждения

Железнодорожный районный суд оправдал главного врача городской больницы №4 г. Улан-Удэ Тамару Бидагаеву, уволенную три месяца назад за очаг новой коронавирусной инфекции, и не просто оправдал, а обнаружил то, о чем никто за все это время даже не подозревал.

Тогда ситуацию разбирали на заседании республиканского штаба по борьбе с COVID-19, где руководитель управления Роспотребнадзора по Бурятии Сергей Ханхареев сообщил: к заражению медиков привело то, что в условиях карантинных мероприятий в больнице были нарушены санитарно-эпидемиологические требования. Воодушевленный таким докладом, Алексей Цыденов в своих выводах уже не стеснялся.

— В четвертой больнице были грубейшие нарушения. Довели ситуацию. Персонал нарушал все условия карантина, прятали признаки ОРВИ, принимали лекарства, полоскали горло «Мирамистином»(!), что, безусловно, влияло на показатели анализов. Там медсестра заразила мужа, муж — водитель скорой, еще и работал по району. Теперь у нас очаг — весь район! — не хуже дипломированного врача рассказывал Алексей Цыденов.  

Алексей Цыденов.

Про «Мирамистин»  

Информация об увольнении главврача горбольницы №4, размещенная, кстати, на сайте правительства Бурятии, имела немалый общественный резонанс, разросшийся до петиций коллег, сбора подписей и заявлений ряда общественников. Дело дошло до проверки следственной части МВД по Бурятии, взявшей сообщение в СМИ на контроль. В свою очередь министр здравоохранения Бурятии Евгения Лудупова охарактеризовала все случившееся как ошибку коллег, добавив только, что «на войне, как на войне» и лишь жесткая самодисциплина поможет справиться с опасным вирусом.

Сама Тамара Бидагаева сообщила, что не собирается обжаловать приказ, просила коллег оставить все как есть и не будировать вопрос, поскольку приняла твердое решение поменять работу. Хотя причина массового заражения медработников городской больницы №4 так и не была установлена, согласно существующему порядку дело об административном правонарушении главврача передали судье Железнодорожного районного суда г. Улан-Удэ Валерию Ускову, известному своей непредвзятостью и неформальному подходу к деталям.

Тамара Бидагаева.

В ходе судебных заседаний дотошный судья восстановил хронологию развития событий. 26 марта стационар городской больницы №4 «одним днем» перепрофилировали в инфекционный, потому что инфекционный в свою очередь превратился в ковидный госпиталь. Поскольку обычная больница и инфекционная — вещи разные, в помощь коллективу направили врачей-инфекционистов, на рекомендации которых собственно все и ориентировались.

28 марта в больницу поступили два пациента, оказавшиеся больными. Как только пришли их анализы на COVID-19, больных отправили в соответствующий госпиталь, всю больницу «посадили на карантин», а сотрудники Роспотребнадзора учинили по данному факту эпидрасследование. Тогда проверяющие пришли к выводу, что коллектив не исполнил большую часть предписаний, выписанных еще 2-3 апреля, а потому на главврача наложили административное наказание с уплатой штрафа от 50 до 200 тысяч рублей.  

Никто ничего не скрывал  

Одно из предписаний управления Роспотребнадзора по Бурятии, к примеру, состояло в том, чтобы обеспечить изоляцию в больнице 166 контактных сотрудников в том же корпусе, где уже находились 71 больной и еще 44 тех, кто за ними ухаживал. Проблема состояла в том, что сам корпус был рассчитан на 110 коек и то с нарушением нормативов площадей, которые выявил все тот же Роспотребнадзор, нагрянувший сюда три месяца спустя. Где должны были есть, спать и отдыхать попавшие в изоляцию медики, было совершенно непонятно, тем более, что на тот момент был создан только один обсерватор и свободных мест в нем не было. При таких обстоятельствах главврач вынуждена была поступить так, как поступают по законам военного времени. 58 медиков, 71 больной и 44 ухаживающих оставить в больнице на карантине. Остальных 108 сотрудников и часть пациентов, учитывая их анамнез, отправить на самоизоляцию по домам, тем более, что на 3 апреля их результаты на COVID-19 — и врачей, и больных, — были отрицательные.  

Сама жизнь показала, что решение было верным. На самоизоляции из 108 сотрудников заболели только 2, а из оставшихся на карантине в больнице (58 сотрудников) — 29, несмотря на то, что их там постоянно осматривали врачи-инфекционисты. Скорее всего, они же рекомендовали полоскать горло «мирамистином» и не как средством от COVID-19, а сугубо с профилактической целью. Никто ничего не скрывал, потому что никто на тот момент и не болел. На момент завершения карантина у всех дважды были взяты анализы, и дважды они показали отрицательный результат. Не было никаких причин насторожиться, и спустя две недели, то есть 17 апреля, главврач Тамара Бидагаева с чистой совестью отпустила всех по домам. Признаки болезни начались в следующие 2-3 дня, а значит любой врач, знающий средний инкубационный период, мог бы с большой долей вероятности сказать, что инфицирование произошло 12-13 апреля. Возник вопрос, кто их заразил?

Где вы были со 2-го по 16-е

Карантин — мероприятие, предполагающее строжайшую изоляцию, при котором покидать обозначенные стены запрещается всем без исключения. Говорят, несмотря на обещание министра здравоохранения Бурятии провести-таки расследование причин массового инфицирования в горбольнице №4, сделано это так и не было. Неофициальное расследование, проведенное силами самой больницы, склонилось к мнению, что кто-то из 58 сотрудников все-таки нарушил карантин. Теперь уже не столь важно, кто это сделал и почему. Важно разобраться, как такое стало возможным. Как выяснилось, сотрудников Роспотребнадзора, направлявших предписание обеспечить карантин, мало интересовало, как это сделать.  

Не секрет, что карантин в горбольнице №4, равно как и в других лечебных учреждениях, до сих пор держался и держится исключительно на самодисциплине, которая сильна, к сожалению, далеко не у всех. Никаких видеорегистраторов, дополнительных охранников, не говоря уже о технических мерах «слежки» за пребывающими на карантине не применяется и в настоящее время. И уж тем более никто не собирается выделять на это никаких средств. К сожалению, придумывать, каким образом соблюдать карантин, каждому главврачу приходится на свой лад, порой просто допытываясь у собственных подчиненных, где они были вчера с десяти до одиннадцати вечера.

Фактически документально проверить, покидал ли сотрудник, больной или ухаживающий здание больницы, на сегодня невозможно, что есть огромная проблема, учитывая, какое количество лечебных учреждений Бурятии уже оказалось в аналогичной ситуации. Нонсенс случившегося однако заключается в том, что, внимательно вчитавшись в нормативные документы, судья обнаружил, что главврач горбольницы Тамара Бидагаева к данным мерам вообще не имеет никакого отношения, потому что обеспечивать данные меры должны сами же сотрудники Роспотребнадзора.

Кто главный по ковиду

Выдержка из решения Железнодорожного районного суда г. Улан-Удэ, вступившего в законную силу: «Анализ вышеприведенных правовых норм позволяет сделать однозначный вывод о том, что обязанность выявления круга контактных лиц, их обследование, принудительная госпитализация, обеспечение изоляции больных, контактных лиц законом возложена на должностных лиц Роспотребнадзора, которые наделены соответствующими властно-распорядительными полномочиями в отношении неопределенного круга лиц. Закон не допускает делегирование должностным лицом органа государственной власти своих должностных полномочий иным лицам, в том числе и руководителям предприятий и организаций путем выдачи предписаний. Выдав Бидагаевой такое предписание, должностное лицо Роспотребнадзора незаконно возложило свои должностные обязанности на лицо, не наделенное соответствующими властными полномочиями».

Иными словами, это не главврач Тамара Бидагаева, а начальник отдела эпидемиологического надзора Роспотребнадзора по Бурятии Ирина Хахаева, выписавшая горбольнице №4 предписание, должна была выехать на ул. Марины Расковой, где расположена больница, обойти ее кругом, оценить обстановку, рассчитать все нормативы и совместно с руководством больницы обеспечить безопасность пребывающих на карантине, даже если для этого пришлось обнести все вокруг колючей проволокой. Следуя логике, руководитель Роспотребнадзора по Бурятии Сергей Ханхареев должен был как минимум поставить перед республиканским штабом вопрос об обеспечении карантинных мероприятий всем необходимым, однако, похоже, такого вопроса там даже не звучало. Скорее всего, вынесенное Железнодорожным районным судом г. Улан-Удэ решение по факту предписания Бидагаевой никто на республиканском штабе по ковиду не разбирал, не говоря уже о том, чтобы задать Сергею Ханхарееву вопрос — чем он занимался все эти четыре месяца, если допустил в Бурятии такое число ковидных больных.

Сергей Ханхареев.

Собственно и Алексей Цыденов как председатель оперативного штаба вправе спросить своего заместителя по штабу и зампреда по социальному развитию Вячеслава Цыбикжапова «что собственно происходит». Почему в наших больницах продолжают заражаться пациенты и медики. Как на деле соблюдаются карантинные мероприятия, что под ними подразумевается и кто несет за это ответственность. Почему, имея в республике на ул. Ключевской прекрасное здание с огромной вывеской Роспотребнадзор, с такими же полномочиями и немалыми ресурсами, главврачи вынуждены биться с ковидом практически один на один, каждый раз изобретая велосипед и надеясь, что в этот раз их минует судьба Тамары Бидагаевой.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №31 от 29 июля 2020

Заголовок в газете: Коронавирус и Сергей Ханхареев