Эксперты: «В Бурятии земля уже не может родить»

Для восстановления в истощенной почве удобрений потребуется до 20 лет, но есть решение

11.04.2018 в 05:02, просмотров: 825

«МК» в Бурятии» провел «круглый стол», посвященный, на первый взгляд, двум совершенно разным отраслям — сельскому хозяйству и геологии. Но именно только на первый взгляд, поскольку обе эти сферы деятельности можно назвать смежными. Почему?

Эксперты: «В Бурятии земля уже не может родить»
фото: russianstock.ru

Об этом расскажут наши гости — заслуженный геолог России и Бурятии Юрий Гусев, первый заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Петр Брыков и доктор экономических наук, профессор Геннадий Айдаев.

Ведущий: — Поводом для этой беседы стал и прошедший недавно профессиональный праздник День геолога, а также праздник весеннего пробуждения природы и начала полевых работ, одинаково значимых как для работников сельского хозяйства, так и для геологов.

Петр Брыков: — Общей чертой почв республики является недостаточное содержание в них гумуса, природного накопителя азота, важнейшего химического элемента, который более всего определяет уровень плодородия наших земель. К сожалению, количество почвенного гумуса, вовлеченного в земледелие, сокращается с каждым годом. Ежегодные потери, по некоторым расчетам, составляют более 1 тонны гумуса на гектар пашни. Постепенно земля перестает родить… В целом анализ содержания в почвах Бурятии важнейших элементов питания растений демонстрирует проблему плодородия почвы, связанную с ежегодным отрицательным балансом питательных веществ, причиной которому является резкое сокращение применения удобрений. Вследствие этого наблюдается фактор устойчивого снижения плодородия почв.

Геннадий Айдаев: — Нехватка у нас своих овощей, кормового зерна, прочих продуктов земледелия — все это проблемы совсем не сегодняшнего и даже, увы, не вчерашнего дня. Бодрые доклады в прошлом о развитии животноводства, о самообеспечении себя тем, другим, третьим (в том числе и картофелем) так и остались сотрясением воздуха. В результате — засилье привозных овощей из Китая, фуражного зерна — с Алтая, картошка из Астрахани, Казахстана… А что-нибудь свое, здешнее, у нас вообще-то есть? Народная мудрость гласит: «За морем телушка полушка, да  рубль перевоз».  И вот вся беда в том, что упомянутый «рубль» платят наши простые граждане, те, у которых этот самый «рубль», может быть, последний. Тут уж не просто беда, а зачастую самая настоящая трагедия…

Таким образом, цена килограмма заурядной картошки переходит из категории экономической в категорию социальную и даже социально-политическую. Что из этого следует, нетрудно сообразить… Выходит, минувшей осенью глава республики не только имел право, но прямо-таки обязан был задать тот самый вопрос, который прозвучал на всю Бурятию: «В чем, собственно, причины столь низкого урожая в целом?». Что тут ответишь? В газетах пишут: «Продолжительная засуха в Бурятии и вследствие этого неурожай зерновых, овощных культур, кормов уже не первый год негативно сказываются в целом на развитии республики». Да, это правда. Но не вся… Похоже, ежегодные субсидии правительства России по компенсации неурожая несколько расхолодили наших аграриев. Мол, зачем трепать себе нервы, ломать голову, искать какие-то выходы из создавшегося положения, если государство все равно компенсирует твои убытки? Вот такого рода иждивенчество, видимо, и намерен прекратить глава республики, и дай-то бог, чтобы хоть это наконец-то заставило наших аграриев искать пути для повышения урожайности. А пути есть. Они общеизвестны: мелиорация и удобрения. Но и в том, и в другом случае нужны большие «вливания» из бюджета России. Это понимают все…

Петр Брыков: — Решение проблемы повышения урожайности и качества продукции сельскохозяйственных культур неразрывно связано с научно обоснованными системами применения удобрений. При этом большое значение имеют органические удобрения. Но создать высокопродуктивные почвы только за счет органических удобрений невозможно без внесения минеральных. Из трех основных элементов питания растений в условиях Бурятии в первом минимуме всегда находится азот. При создании оптимального азотного режима питания растений появится необходимость внесения фосфора, играющего важную роль в питании растений. Хотя каштановые почвы Бурятии и считаются обеспеченными подвижными формами фосфора, его внесение на фоне азота дает положительный эффект. Минеральное питание растений — основной и наиболее доступный для регулирования фактор обеспечения элементами питания. Поэтому в предпосевной период необходимо выяснить, каких элементов питания растениям может не доставать на период вегетации, и устранить выявленный дефицит внесением соответствующих удобрений. Агрохимические анализы проб позволяют определить дозы и виды необходимых удобрений, способы внесения и вида сельскохозяйственной культуры. Оптимизация питания растений азотом, фосфором и калием обеспечивает сбалансированное их питание, а также способствует сохранению запасов гумуса в почве. При составлении системы применения удобрений необходимо предусмотреть весь агротехнический комплекс возделывания сельскохозяйственных культур, так как наибольшая эффективность удобрений проявляется лишь при высокой культуре земледелия.

Геннадий Айдаев: — Не первый год мы говорим о снижении плодородия и качестве почв. Тут хотелось бы сослаться на ценнейшую книгу известных специалистов, ученых В.А.Лбова, Л.Л.Убугунова, В.И.Убугуновой «Агрономическое сырье Бурятии». Авторы приводят тревожные данные анализа по основным характеристикам почв наших сельскохозяйственных угодий. В последние 25-30 лет произошло резкое снижение в почвах питательных веществ, гумуса и, как следствие, падение урожайности зерновых и кормовых культур. Внесение минеральных удобрений, например, сократилось в 88 раз. Если в 1987 г. на поля и луга внесли 49792 тонны азотно-фосфатно-калиевых удобрений, то через 15 лет лишь 561 т. Объем зерновых культур в начале XXI века сократился с 178,7 до 82 тыс. тонн — и это при потребности республики в 270 тыс. тонн. Для восстановления содержания в почве фосфатных удобрений, например, нужно 15-20 лет, что с учетом сокращения их производства, дороговизны из-за дальнего перевоза (с Кольского полуострова или Южного Урала), неплатежеспособности многих сельхозпроизводителей делает проблематичной скорое восстановление утраченных позиций. Столь же неутешительна ситуация с азотными и калиевыми удобрениями. Все это говорит о деградации почвенного покрова и серьезной угрозе для агропромышленного комплекса… Идет процесс ухудшения агрохимических свойств пашни. Их деградация грозит принять катастрофически необратимый характер. Такой прогноз ученых заставляет серьезно задуматься: а что необходимо предпринять сегодня, завтра, чтобы улучшить, поднять плодородие почв?

фото: russianstock.ru
Геннадий Айдаев.

Петр Брыков. Фото: пресс-служба Минсельхозпрода Бурятии.

фото: facebook.com
Юрий Гусев.

Книга «Агрохимическое сырье Бурятии» ценна еще и тем, что ее авторы дают сведения о месторождениях агрономического сырья на территории Бурятии, основанные на данных геологов (и ученых смежных специальностей), и, кроме того, дают практические рекомендации по их освоению.

Благодаря многолетним изысканиям наших геологов, мы знаем, что Бурятия обладает всеми возможностями для производства собственных органоминеральных удобрений. Организовать это можно практически во всех районах республики, причем с относительно низкими затратами.

Юрий Гусев: — Прежде всего напомню, что единственно незаменимым и самым драгоценным «удобрением» является обыкновенная вода. Надо всегда держать это в голове… Полностью согласен с тем, что Бурятия обладает богатейшими минерально-сырьевыми ресурсами для успешного производства самых различных удобрений. У нас разведаны и подготовлены к промышленному освоению месторождения фосфоритов, апатитов, бурых каменных окисленных углей, торфов, сапропелей, цеолитов, флюоритов, карбонатных пород и других полезных ископаемых.

Мы имеем все возможности занять одно из ведущих мест в Восточной Сибири в создании крупной базы фосфатного сырья. На нашей территории известны 7 месторождений и более 150 проявлений фосфатов различных генетических типов. Поэтому если наладить производство относительно дешевой фосфоритовой муки, то это будет иметь неоценимое значение как для республики, так и для Сибири в целом…

В Бурятии выявлены, подготовлены к промышленному освоению для местных нужд десятки месторождений полезных ископаемых, применение которых в качестве нетрадиционных удобрений научно обосновано. К ним относятся месторождения упомянутых апатитов, фосфоритов и фосфатосодержащих пород, окисленных бурых углей с высоким содержанием гуминовых кислот, торфов, сапропелей, цеолитов, карбонатных пород и др.

Рассматривая возможность применения местных агрономических руд, отметим, что часть их из более чем сотни месторождений и проявлений находится в пределах центральной экологической зоны Байкальской природной территории, и, стало быть, их освоение законодательно невозможно. Однако примерно четверть месторождений приближена к долинам крупных рек и межгорным впадинам (бурый уголь, торф, сапропель, цеолиты, фосфатные, карбонатные породы и др.), где развиты пахотное и луговое земледелие, овощеводство. Именно эти объекты могут являться первоочередными центрами по производству удобрений в «шаговой» доступности от площадей их применения.

Геннадий Айдаев: — Тут я хотел бы вспомнить показательную эпопею с попыткой освоения Ошурковского месторождения апатитов. Была построена опытная обогатительная фабрика, которая даже успела переработать 47 тысяч тонн руды. Испытания полученного двойного суперфосфата показали самую высокую агрохимическую эффективность продукции.

К сожалению, это совпало с разгаром в стране экологического безумия. Тогда активисты этого движения прибегли к популярному лозунгу «Руки прочь от Байкала!». Вели себя как настоящие экстремисты… Некий, кажется, Лымарев, устроившись возле памятника Ленину, объявил бессрочную голодовку «в защиту Байкала».

Подобная вялотекущая шизофрения длилась днями и неделями. И не только в Улан-Удэ. И наш обком партии дрогнул. Вышло постановление о нецелесообразности продолжения строительства обогатительной фабрики по экологическим причинам. Это случилось в 1985 г. Но, учитывая положение с производством в России фосфорных минеральных удобрений, правительство РБ в 1993 г. было вынуждено вернуться к проекту реконструкции опытной фабрики до стадии промышленной переработки 500 тыс. тонн руды с выпуском апатитового концентрата порядка 40 тыс. тонн в год и на его основе — длительно действующих удобрений сложных кальциево-магниевых фосфатов (экологически безвредных плавленых фосфатов) и органо-минеральных удобрений. Но по понятным причинам это решение не было выполнено. Но и тогда, и сейчас я был и остаюсь в числе тех, кто утверждает, что возобновить работы на Ошурковском месторождении жизненно необходимо. Конечно, на новом современном технологическом уровне.

Юрий Гусев: — Добавлю о сынныритах. У нас в Северобайкалье имеется открытое в 60-х гг. прошлого века месторождение высококалиевых пород — Сыннырский щелочной массив. Сынныриты относятся к необычайным природным образованиям. Об их уникальности свидетельствует хотя бы то, что ничего подобного во всем мире пока не найдено. Они единственные по предельной насыщенности калием, что делает их по многим параметрам наилучшим удобрением мирового класса, что было доказано опытами с сынныритовой мукой на ряде агрохимических станций страны.

Сыннырское месторождение относится к разряду крупнейших в мире. Прогнозные запасы оцениваются где-то в 1850 млн тонн. Им, кстати, уже не первый год интересуется КНР… У нас имеется опыт успешного использования гранулированной сынныритовой муки в составе сложных комплексных удобрений. Это задел для строительства соответствующего предприятия, расположенному в Бурятии и через трассу БАМа увязанному с другими проектируемыми «на северах» предприятиями. Все это могло бы обрести ранг еще одной всероссийской стройки…

Геннадий Айдаев: — Уникальное Сыннырское месторождение могло бы стать локомотивом развития не только Бурятии, но и других восточных регионов РФ. Логистически увязанное с КНР и другими странами Юго-Восточной Азии, оно заняло бы достойное место на международном рынке экспортного сырья. Вопрос в том, чтобы войти в соответствующую российскую программу развития, предварительно разработав собственную программу освоения, переработки и выпуска собственных минеральных удобрений. Думается, если будет государственная поддержка, то найдутся инвесторы, которые на основе государственно-частного партнерства с охотой взялись бы за освоение объекта. И не только его одного, а всего севера Бурятии, где за минувшие 5-7 десятилетий трудами специалистов Бурятского геологоуправления открыто и разведано целое ожерелье месторождений самых различных полезных ископаемых, географически тяготеющих к трассе БАМа.




Партнеры